Среда, 21.11.2018, 10:02
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Александр Невский ч. 7

В 1204 г. крестоносцы разграбили Константинополь и со­здали на берегах Босфора Латинскую империю (которая про­существовала до 1261 г.). Православное патриаршество пере­местилось в Никею, куда укрылись и византийские импера­торы. Враждуя с турками-сельджуками, захватившими зна­чительную часть Малой Азии, правители Золотой Орды вели дипломатические игры с Никейской империей. В 1248 г. папа Инокентий IV начал энергичную политику, склоняя к унии и Русь (послания и к Даниилу в Галич, и к Александру в Новго­род), и Никейское патриаршество. При всей двойственности политики Рима (параллельно поддерживались и контакты с Сараем и Каракорумом) Сарай, конечно, должен был обеспо­коиться, тем более что на Руси к предложениям папы относи­лись явно неоднозначно, по крайней мере в княжеской среде. К тому же и Галич, и Новгород оставались фактически непод­властными Орде.
Князь Даниил Галицкий явно колебался. Он готов был к унии при условии реальной поддержки Рима против татар. Рим же настаивал на унии, практически не гарантируя реаль­ной помощи. Переговоры затягивались, но продолжались и в Галиче, и в Никее, а в Сарае о них, конечно, знали.
После поездки в Сарай Даниил какое-то время не опасал­ся возможности нового похода больших татарских сил на Запад. Орда хана Куремсы, как бы заслонявшая державу Батыя от возможной активности Европы, хотя и угрожала постоянно Галицкой Руси, но не имела достаточных сил, что­бы овладеть хорошо укрепленными прикарпатскими города­ми, да и просто одолеть дружину Даниила. К тому же Дании­лу удалось возвести на митрополичий стол своего печатника (и хорошего полководца) Кирилла (1246—1280). После чере­ды греческих митрополитов на Руси появился не иноземный ставленник, а выросший здесь и проникнутый заботами разо­ренной страны церковно-политический деятель. При его участии в 1250 г. был заключен неканонический брак Андрея Ярославича с двоюродной сестрой — дочерью Даниила Га-лицкого. Политическая направленность брака была, конечно, очевидна и для Сарая.
Тем временем смута в Каракоруме завершилась новым переворотом, в результате которого кааном был возведен ставленник Батыя Менгу. Укрепление позиций на Востоке развязывало руки на Западе: Куремса, получив подкрепле­ния, начинает наступление на Галицкую землю, а на Северо-Восточную Русь обрушивается страшная Неврюева рать.
Даниилу Галицкому удалось отбить наступление Курем­сы, хотя земли, примыкавшие к степным равнинам, он и утерял. Андрею Ярославичу устоять не удалось: потерпев поражение, он бежал через Псков и Новгород в Швецию.
По-видимому, вскоре после утраты владимирского стола Святослав Всеволодович отправился «в Татары». Татищев уточняет: «С сыном своим Димитрием... к хану Сартаку» (предполагается, что Батый был убит в 1248 г.). Оба были приняты Сартаком «с честью». А статья 1252 г. «Истории» открывается сообщением о прибытии Александра «к хану Сартаку». По Татищеву, «жаловался Александр на брата сво­его великого князя Андрея, яко сольстив хана, взя великое княжение под ним, яко старейшим, и грады отческие ему поймал, и выходы и тамги хану платит не сполна». Это тати-щевское известие привело к тому, что американский историк Д. Феннел видел в Александре «предателя» своих братьев и проводника татарского ига на Руси, а Л.Н.Гумилев — инициа­тора союза Руси и Орды против католического запада.
Как было отмечено выше, только Татищев сохранил дату рождения Александра. Очевидно, что у него был иной источ­ник, нежели отразившиеся во всех сохранившихся летопи­сях. Видимо, это недошедшая до нас Ростовская летопись. Но в этой летописи уже была Повесть об убиении Батыя и соот­ветствующая замена имени Батыя именем его сына. А потому речь идет явно не о современной записи и оценке, пусть и кого-то из пострадавших от тяжелой руки князя. Главное же заключается в другом. Ни Галицкая, ни Новгородская земля твердой дани пока не платили. Речь могла идти лишь о каких-то откупах. Даже и разоренная Суздальская Русь пока дань тоже платила время от времени. Установлению фиксирован­ных размеров даней предшествовали переписи населения. Таковые начались в 1252 г. в Китае, а в середине 50-х годов «численники» из далекой Монголии появились на Руси.
После похода Неврюевой рати и бегства из Руси Андрея Александр был отпущен на Русь в качестве великого князя Владимирского. Во Владимире его с крестами у Золотых во­рот встречал оставшийся здесь митрополит Кирилл со всеми игуменами и «гражанами». «И бысть радость велика в граде Володимери и во всей земли Суждальской». «Гражане», на­верное, относились к происшедшим событиям неодинаково. Но православный клир безусловно был на стороне нового великого князя. Еще в 1250 г. митрополит вместе с ростов­ским епископом, тоже Кириллом, возглавлявшим одновре­менно и владимирскую епархию, посетил Новгород. Они по­ставили архиепископом предложенного новгородцами кан­дидата и, конечно, вели какие-то важные переговоры с кня­зем. Отныне оба главных русских святителя той эпохи будут постоянными союзниками и единомышленниками князя, и именно митрополит Кирилл постарается создать вокруг име­ни Александра ореол святости.








 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика