Среда, 21.11.2018, 10:40
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Даниил Московский ч. 7

Направля­ясь туда, Иван Дмитриевич поручил блюсти свое княжество тверскому князю. Переяславль был расположен ближе к Москве, чем к Твери, и его правителю уместнее было просить Даниила Александровича позаботиться о безопасности Переяславля. Возможно, Иван Дмитриевич не сделал этого потому, что москов­ского князя отвлекли новгородские дела. Во всяком случае надо отметить, что противники великого князя Андрея Александровича действовали весьма энергично.
Они упрочили свой союз новыми договорными грамотами; двусто­ронними соглашениями скрепили связи с Новгородом Великим; один из князей отправился в Орду; можно предположить, что туда же был послан старший сын Даниила, Юрий, потому и не попавший в Новгород; усиленно готовились к войне. Приход «ис Тотаръ» Андрея (он должен датироваться концом 1296 г. — началом 1297 г.), его намерение напасть на Переяславль, Москву и Тверь не застали союзников врасплох.
Московский и тверской князья вовремя сосредоточили свои силы у города Юрьева Польского, лежавшего на пути из Владимира на Переяс­лавль. Тем самым устранялась возможность неожиданного удара по Переяславлю владимирского великого князя и выполнялись союзнические обязательства перед Иваном Переяславским. Встретив противодействие Даниила Александровича и Михаила Ярославича, великий князь Андрей вынужден был пойти на переговоры с ними.
Стороны заключили мир, и, судя по тому, что в Новгороде в мае 1299 г. уже действовал сын Андрея Александровича, Борис, соглашение это было не­безвыгодным для великого князя, добившегося отказа Даниила Московского от новгородского стола. Тем не менее Даниил, пусть короткое время, но правил в Новгороде Великом. О реальности его княжения свидетельствуют находки в Новгороде свинцовых печатей с именем Даниила, о которых речь шла выше.
Последующие три года в жизни Даниила Александровича прошли мирно. Но в 699 г. хиджры (между 28 сентября 1299 и 15 сентября 1300 г.) сарайский хан Тохта одержал решительную победу над темником Ногаем. Сам Ногай был убит. Период двоевластия в Орде кончился. Теперь московскому князю и его со­юзникам не на кого стало опираться извне, великий же князь владимирский Андрей Александрович мог еще в большей степени, чем раньше, рассчитывать на поддержку Тохты.
Своеобразным откликом на бурные события в южной степи и изменение в политической ситуации в Орде явился уже упоминавшийся съезд русских князей в Дмитрове в 1300 г.. Съезд продемонстрировал рост влияния великого князя Андрея Александровича. Противостоявшая ему коалиция князей раскололась. Своих бывших союзников оставил тверской князь Михаил, из-за чего-то не договорившийся с Иваном Переяславским.
Любопытно отметить, что в сохранившемся в составе Лаврентьевской летописи тверском летописном ма­териале, идущем с 1285 г., именно со статьи 1300 г. Андрей Александрович начинает титуловаться великим князем. До этого он назывался просто князем или даже только по имени, без всякого титула, хотя в действительности был великим князем владимирским. Смена идеологической ориентации тверских летописателей — результат сближения тверского князя с великим князем владимирским.
В 1301 г. Михаил Тверской даже ходил на помощь Андрею Александровичу, предпринявшему совместно с новгородцами поход на шведов к устью Невы. Но если тверской князь переориентировался на союз с великим князем владимир­ским, то московский князь Даниил Александрович остался на прежних позициях. Заодно с ним выступал и Иван Переяславский. Однако изменение ситуации на русском Северо-Востоке, усиление влияния великого князя владимирского не позволяли князю Даниилу вести активную политику в этом регионе.
Его внимание переключилось на Рязань — соседнее с Московским княжество, не входившее в систему княжеств Северо-Восточной Руси. Осенью 1300 г. Даниил напал на Рязанское княжество, подошел к его столице — городу Переяславлю Рязанскому (современная Рязань; старая Рязань, уничтоженная Батыем в 1237 г., лежала много ниже по р. Оке) и здесь одержал победу над рязанцами.
Рязанский князь Константин Романович «нъкакою хитростью» был взят в плен и приведен Даниилом в Москву. С этой акцией Даниила Александровича некоторые историки связывают присоединение к Москве Коломны, но, возможно, Коломна стала частью московской территории уже по смерти Даниила, при его сыне Юрии, который в 1306 г. казнил пленного князя Константина, завладев, вероятно, при этом Коломной. Во всяком случае, к 1336 г. Коломна была уже московской.
Успех под Переяславлем Рязанским придал смелости Даниилу Александ­ровичу. Когда 15 мая 1302 г. скончался союзник Даниила переяславский князь Иван Дмитриевич, возник вопрос о будущем Переяславского княжества. Князь Иван не оставил наследника. Переяславское княжество оказалось выморочным и как таковое по норме тех времен должно было быть присоединено к территории великого княжества Владимирского.
Поэтому великий князь Андрей Александ­рович послал в Переяславль своих наместников. Но, умирая, князь Иван Дмитриевич «благослови въ свое мьсто Данила Московскаго въ Переяславли княжити; того бо любляше паче иньхъ». Хотя это известие есть только в москов­ском летописании и отсутствует, например, в тверском, вряд ли можно сомне­ваться в его достоверности. Как показывает разобранный выше материал, москов­ского и переяславского князей связывали тесные союзнические узы, Даниил Александрович неоднократно поддерживал и защищал переяславцев и их князя.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика