Четверг, 26.04.2018, 04:19
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Дмитрий Донской

В свое время, когда началась борьба с устоявшимися сте­реотипами» во всех сфе­рах жизни и гуманитарно­го знания, появился фильм А.Тарковского «Андрей Рублев». По ходу картины на экране идут сплошные дожди, перед зрителем возникают полудикие лю­ди, и квинтэссенция филь­ма — прекрасно техничес­ки выполненный образ: та­тарский посол злорадно напоминает русскому кня­зю: «Вы же без нас пере­грызете друг другу глот­ки». Он бросает кость со­бакам, которые рвут друг другу  глотки, иллюстри­руя сказанное. А потом были бесчисленные публикации Л.Н.Гумилева о благоде­тельности ига для Руси, о высоконравственных татарах и безнравственных русских. Схема эта пришлась ко двору в Казани, где потомки волжских булгар, в большинстве истребленных Батыем, отбросив свою историю, охотно при­няли чужую, героизируя мучителей и палачей своих пред­ков.
Картины фильма «Андрей Рублев», пожалуй, в известной мере подошли бы для характеристики положения на Руси в конце ХШ — начале XIV в. В целом же XIV столетие отличает­ся существенно иными чертами. Во второй половине его из­менились и внутреннее положение в Орде, и отношение Руси к татарам, да и сама психология русских людей. Своеобраз­ным символом «новой эпохи» в русской истории стала Кули­ковская битва. Но для того, чтобы разобраться в событиях конца XIV в., необходимо не Только понять истоки столь важной для народа и психологически блистательной победы на Куликовском поле, но и осознать причины страшного раз­грома Москвы в 1382 г. Тохтамышем.
«Возвышение Москвы» с начала XIV в. — факт хрестома­тийный. Менее осмыслен другой факт — внутренняя консо­лидация «великих княжений» (Москва, Тверь, Нижний Нов­город, Рязань), чему всемерно старалась помешать татар­ская дипломатия. Еще менее осознан факт материального и, особенно, духовного подъема всех русских земель, начав­шегося преодоления чувств подавленности и отчаяния, поразивших три поколения населения Руси в условиях бес­прерывного террора и практически безнаказанных ограбле­ний.
Естественно, что на внутреннее положение Руси, и в осо­бенности на междукняжеские отношения, огромное воздей­ствие имел внешний фактор. Помимо Золотой Орды, посто­янно приходилось считаться с позициями: Великого княжест­ва Литовского, которое в XIV в. претендовало на роль второ­го центра Руси; Ливонии, за которой по-прежнему стояла католическая Европа; Византии, хотя и раздираемой внут­ренними противоречиями, но продолжавшей осуществлять поставление высших иерархов русской церкви — митрополи­тов. По мере усиления Москвы Тверь все более сближается с Литвой, Нижний Новгород демонстрирует верность Сараю, а Византия, где к власти пришли мистики-исихасты, искала поддержки Золотой Орды против турок, а турок против като­лического Запада.
Орда, достигнув апогея могущества при хане Узбеке (1312—1342), начала с неотвратимостью, неизбежной для любого паразитарно-террористического государства, разъедаться изнутри. Русские летописи регистрируют цепь убийств и переворотов в Орде, вслед за которыми князьям следовало отправляться в Сарай для подтверждения ярлы­ков. Вскоре после смерти Узбека один из его сыновей — Джанибек (Чанибек русских летописей) убил младшего бра­та, а затем и занявшего ханский стол старшего Тинибека. В свою очередь, Бердибек — сын Джанибека убил отца, а затем и 12 своих братьев. Та же участь постигла и его самого: он был убит Кульпой, которого через полгода вместе с двумя сыновьями убил Науруз. Вскоре из-за Яика прибыл новый претендент Кидырь, убивший Науруза, его сына Темира и множество их приверженцев.
Кидырь также пал жертвой заговора: он с младшим сы­ном был убит старшим сыном Тимур-Ходжей. Последний тоже был вскоре убит. Такие распри продолжались в Орде вплоть до того момента, когда власть захватил Тохтамыш. За два десятилетия на «царском» столе Сарая побывало более двух десятков ханов, за многими из которых на сей раз стоял темник Мамай, не имевший права на ханский престол, до­ступный только чингизидам. Истребление собственных чин­гизидов снижало авторитет власти Орды и внутри, и вовне. Соперничающие группировки теперь сами стали искать со­юзников на стороне. Уже Джанибек счел необходимым дать «ослабу хрестианом». С другой стороны, помимо разделения на две части — правобережье и левобережье Волги, возника­ют татарские «княжества» у самых границ Руси. Их набеги уже не регулируются традиционными отношениями, и вы­нужденные защищаться русские князья убеждаются в спо­собности одерживать победы над разбойными татарскими отрядами.

Дмитрий Донской ч. 2                          
Дмитрий Донской ч. 3
Дмитрий Донской ч. 4                           Дмитрий Донской ч. 5
Дмитрий Донской ч. 6                           Дмитрий Донской ч. 7
Дмитрий Донской ч. 8                           Дмитрий Донской ч. 9
Дмитрий Донской ч. 10







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика