Пятница, 27.04.2018, 01:11
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Дмитрий Донской ч. 4

Для разрешения конфликта Дмитрий Московский и Алек­сий вызвали Михаила в Москву на третейский суд, который должен был проходить «на миру», т.е. в присутствии наро­дных представителей. (Тверской летописец представил все события как вероломство московских правителей: «князь ве­ликий Дмитрие Иванович да Олексеи митрополит позвали князя великого Михаила Александровича на Москву по цело­ванию любовью, а съдумав на него совет зол. Князь же великий Михаило, положа упование на Бога и на крестное целование, приехал к ним на Москву, и они черес целование яша (его) и да дръжали в ыстоме...») Михаил Твер­ской не согласился с решением третейского суда, и тогда его силой заставили подписать выгодный для Москвы договор, а затем отпустили домой.
Тверской князь сразу же отправился в Литву к своему зятю Ольгерду, и уже в ноябре 1368 г. тверское и литовское войско, разбив по пути московский отряд, подошло к Москве. Дмитрий Иванович и Владимир Андреевич, не успев собрать рать, вместе с митрополитом Алексием заперлись в новом каменном кремле. Литовцы простояли под стенами три дня, сожгли посад, но взять крепость не смогли. Дмитрий пошел на уступки — но отказался от претензий на захваченные тверские земли. Ольгерд и Михаил, удовлетворившись этим, ушли обратно.
Конфликт, однако, на этом не кончился. Через год, в 1370 г., московское войско вновь принялось разорять твер­ские пределы. В этот раз Михаилу не удалось добиться от Ольгерда быстрой помощи — тот был занят войной с немец­ким Орденом. С жалобой в Орду тверского князя не пропу­стили московские заставы. Лишь в 1371 г. литовский князь смог помочь своему родственнику. И вновь литовцы оказа­лись под стенами Москвы. Но и на этот раз они не смогли взять каменный кремль. Ольгерд вновь принялся грабить окрестности Москвы, убивая и уводя в плен множество лю­дей. Этот литовский поход летописцы сравнивали с нашест­вием Батыя.
С московской стороны на этот раз оборону возглавлял Дмитрий. Митрополит Алексий был в Нижнем Новгороде, а Владимир Андреевич собирал войско в Перемышле и дожи­дался там прихода союзного князя Владимира Пронского. Ольгерд, опасаясь столкновения с крупной ратью, пошел на перемирие. 31 июля 1371 г. между Литвой и Москвой было заключено перемирие на три месяца.
Судя по перемирной грамоте, Дмитрий диктовал усло­вия Ольгерду, опираясь на силу московско-рязанского сою­за. По условиям договора Ольгерд в течение трех месяцев не должен вмешиваться в московско-тверские дела: «а иметь князь Михаило что пакостити в нашей очине, в великомъ княженьи, или грабити, намъ ся с нимъ ведати самимъ, а князю великому Олгерду, и брату его князю Кестутью и ихъ детемъ за него ся не вступатига». Во время перемирия разрешался свободный проезд по всем землям как литов­ским, так и московским послам и торговым людям обеих сторон, в отличие от тверских купцов, которым закрывались пути через земли Великого Владимирского княжества: «А оприснь пословъ, тферичемъ нетъ дел в нашей очине, в ве­ликомъ княженьига». Грамота с московской стороны была скреплена печатью митрополита Алексия, а среди лиц, под­писавших за князя договор, значится имя Дмитрия Михай­ловича Боброка. Это первое упоминание о службе бывшего нижегородского тысяцкого московскому князю.
Удачная развязка этих событий и заключение выгодного для Москвы перемирия наглядно показали эффективность действий пусть даже и небольшого союза князей и еще больше укрепили авторитет Москвы, возглавившей этот союз.
Тем не менее первый московско-рязанский союз быстро распался. В начавшейся усобице между Олегом Рязанским и Владимиром Пронским Москва поддержала последнего. В декабре 1371 г. Дмитрий Иванович послал на помощь прон-скому князю московское войско под командованием Боброка-Волынца. У Скорнищева состоялось сражение, в котором Олег Рязанский был наголову разбит. Владимир Пронский ненадолго занял Рязань, но уже в следующем году Олег Рязанский, опираясь на поддержку местных бояр, выгнал пронского князя из своей столицы.
Распад союза не помешал Дмитрию Ивановичу довести тверские дела до приемлемых для себя итогов. Михаил Твер­ской, временно потеряв поддержку Ольгерда, выхлопотал для себя в Орде ярлык на великое княжение. Для этого он сделал в Орде большие займы, в залог уплаты которых ему пришлось оставить там своего сына Ивана. Дмитрий Москов­ский распорядился по всему Владимирскому княжеству не принимать Михаила, а сам с войском встал в Переяславле. Когда Михаил с татарским послом Сарыхожею приехал к Владимиру, то владимирцы заперлись в городе и не пустили их. Сарыхожа повелел Дмитрию явиться к ярлыку, на что получил ответ: «К ярлыку не еду, а в землю на княжение на великое не пущаю, а тебе послу путь чист». За этим ответом следовало приглашение посла в Москву. Сарыхожа отдал ярлык Михаилу, а сам выехал в Москву, где его встретили с почестью. Вскоре со многими дарами Сарыхожа отправился в Орду и, видимо, провел там предварительную подготовку к приезду Дмитрия. Следом за ним выехал и сам Дмитрий Иванович. Он впервые отправлялся в Орду, самостоятельно возглавив посольство. Митрополит Алексий сопроводил кня­зя до Оки и там, благословя, отпустил дальше.
Рогожский летописец сообщает о пребывании Дмитрия в Орде: «приида в Орду, князь великий Дмитреи Московьскыи многы дары и велики посулы подавал Мамаю и царицам и князем, чтобы княжениа не отнялига». Осенью Дмитрий вернулся на Русь с ярлыком и, как отмечено в летописях: «бышет от него по городомъ тягость даннаа велика людем».







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика