Суббота, 24.02.2018, 15:39
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Дмитрий Донской ч. 8

Несмотря на все трудности, Дмитрию удалось собрать довольно значительное войско. Во второй половине августа русские полки двинулись к Оке — главному защитному рубе­жу на южном направлении. Простояв несколько дней в Ко­ломне и пройдя вдоль левого берега Оки, союзные дружины неожиданным стремительным маршем двинулись через ря­занские земли к Дону.
8 сентября 1380 г. на правобережье Дона и Непрядвы, на относительно небольшом поле, со всех сторон ограниченном лесами, состоялась Куликовская битва. Об этом сражении написано около двух тысяч работ. Изучались самые разные аспекты одержанной там победы, и вряд ли имеет смысл пересказывать уже много раз сказанное. Важно отметить лишь, что силы противников в битве были примерно равны и победа далась русским воинам ценой больших потерь. Побе­да эта была гораздо тяжелее Вожской, а численность нашего войска меньше, чем по время похода на Тверь в 1375 г., когда сила Великорусского союза была самой значительной.
Куликовская битва стала ярчайшим достижением Дмит­рия Ивановича как полководца. Не случайно, именно после этого сражения, а не, скажем, битвы на Воже, он получил свое историческое прозвище «Донской». За Дмитрием оста­лось обеспечение русским полкам стратегической инициати­вы. И в этом плане далекий поход в Степь был невиданным новшеством в войнах Руси с татарами. Ум Дмитрия как пол­ководца и политика проявился и в том, что он позволил продемонстрировать все свои способности другим воеводам, в частности Боброку-Волынцу, которое скорее всего и при­надлежала идея выделить сильный конный отряд в засад­ный полк. Расстановка полков, да и выделение резерва в целом не выбивались из традиционной тактики русских дружин. Талант полководцев проявился в выборе места бит­вы, где можно было удачно применить все преимущества русского боя и не дать татарам использовать их традицион­ные приемы — обстрел из луков и фланговые конные охва­ты. Но главная задача князей и воевод только в этом и со­стояла. В целом же победа состоялась благодаря огромному патриотическому порыву и моральному превосходству рус­ских воинов над татарами.
Как это ни пародоксально, великая победа стала первым шагом к сокрушительному поражению. Полный разгром войск Мамая способствовал тому, что его соперник хан Тох-тамыш без особого труда объединил Орду под своей властью. А в тот момент когда татары, пусть на короткое время, Но сумели объединиться, между князьями Великорус­ского союза начались трения. Разлад наметился и в отно­шениях Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем.
Эта ссора оказалась вплотную связана с новым приездом Киприана в Москву.
В конце 1380 г. на Русь вернулся митрополит Пимен. Вместе с ним тянулись огромные долги. Дмитрий, не желая принимать подложного митрополита, а еще больше, не счи­тая нужным оплачивать его долги, собственноручно сорвал с Пимена белый митрополичий клобук и отправил иерарха в ссылку в Чухлому. В 1381 г. сложилась благоприятная обста­новка в Литве — там к власти пришел сторонник сотрудни­чества с Москвой князь Кейстут. Надеясь на изменения отно­шений с Литвой, Дмитрий пригласил в Москву Киприана, посчитав его присутствие не столь опасным для себя. Князь предпочел вызов в Москву своего явного врага уплате долга Пимена.
Но расчет московского князя оказался неверным. Кейстут вскоре был убит, и власть в Литве вновь оказалась у против­ника Москвы — сына Ольгерда — Ягайло. А Киприану с помощью духовника Владимира Андреевича Афанасия Вы­соцкого и, возможно, супруги серпуховского князя удалось вбить клин между двумя братьями из московского княжеско­го дома, союз которых был основным цементирующим зве­ном Великорусского союза.
Когда в 1382 г. Тохтамыш «изгоном» напал на Русь и двинулся к Москве, Дмитрий не смог заставить союзных князей дать войска для противостояния татарам. Великий князь, как указывает летописец, «начат с братьею своею и со всеми князи русскыми о том думати, яко ити противу безбожного царя Тохтамыша и обретеся разность в них, не хотяху помогати». Дмитрию Донскому не оставалось ничего другого, как отправиться на север в Кострому, чтобы собрать ополчение в зависимых от Москвы землях.
Тохтамышу понадобилась лишь трехдневная осада, чтобы затем обманом захватить Москву. Почти все население горо­да было уничтожено или уведено в плен. Разоренная Москва была сожжена. В огне этого пожара погибли огромные куль­турные ценности. Летопись рассказывает нам о том, что, ожидая прихода Тохтамыша, все окрестное население свезло в Москву свои «пожитки», а каменные соборы кремля до сводов были забиты книгами. Все это погибло в огне. Разорив Москву, войска Тохтамыша рассеялись по Московскому кня­жеству. Только тогда, когда один из татарских отрядов при­нялся грабить земли Владимира Андреевича, серпуховской князь со своей дружиной разбил его. Тохтамыш, узнав об этом, предпочел повернуть назад, в Степи. Этот набег Тохта­мыша стал заключительным аккордом русско-татарской вой­ны и восстановил власть Орды над Русью. 1382 год наглядно показал, насколько существенный ущерб объединению всех русских сил в одних руках для борьбы с Ордой был нанесен упразднением должности тысяцкого.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика