Вторник, 20.02.2018, 17:56
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван III ч. 2

Зима 1456т. Шемяки уже нет. Яд тоже входил в арсенал средневековых средств политической борьбы. Великий князь Василий мог быть не только доверчивым, но и коварным. Сын своего времени, он не погнушался подослать к врагу убийц-отравителей. Но остались приютившие Шемяку нов­городские бояре. На них и идет в поход во главе своих полков слепой великий князь. А в Москве остается другой носитель этого титула — шестнадцатилетний соправитель. Грамота о Яжелбицком мире, которую после страшного поражения сво­их войск под Русой должны были подписать делегаты Новго­рода, — первый официальный акт с упоминанием «великого князя Ивана Васильевича».
Проходит еще два года. Рождается сын — Иван «Моло­дой». Династия московских князей крепнет.
А еще через год Иван Васильевич во главе русских войск отражает нашествие орды Сеид-Ахмета. Впервые татарам не удается переправиться через Оку... Впервые! И митрополит Иона закладывает в Кремле церковь Похвалы Пресвятой Бо­городицы: Русская земля спасена от очередного вторжения.
Март 1462 г. Великий князь Василий мертв, и мертва его эпоха — эпоха кровавой борьбы за московский стол между внуками Дмитрия Донского. Как и их современники — прав­нуки Эдварда Ш Английского, тридцать лет воевавшие под знаменами «Алой и Белой Розы», — они не стеснялись в средствах и не щадили противников. На Руси победил вели­кий князь Василий — сын старшего сына Донского. Уделы — княжества его противников исчезли, как и их владельцы. Но Василий Васильевич — сын своего времени. Он не мыслит князя без княжества, а ведь у него, кроме старшего, еще четверо сыновей. Вот и получает каждый из них по большо­му куску Русской земли в свое полное наследственное вла­дение. Система княжеских уделов возродилась в полном объеме. Почва для новой княжеской усобицы готова. Вели­кий князь Василий не был дальновиднее западноевропейских монархов. В свое время и Генрих II Английский, и Людовик IX Французский (и даже Генрих VII Тюдор) делали сыновей королями и герцогами, разрушая свои королевства. За чадо­любие родителей приходилось расплачиваться потомкам, проливая море крови. Но в средние века выше всего ценили традицию.
Воскресенье, 28 марта 1462 г. Первый день самостоятель­ного великокняжения Ивана Васильевича. Он — великий князь Московский, правитель одиннадцати городов с их уез­дами. А в руках его братьев почти столько же городов и земель. Они со всех сторон окружают Москву, тянутся на север до Белоозера, на запад — до границы с Литвой.
Вне пределов власти великого князя — Тверь и Рязань. Великий Новгород подчинен только формально: бояре дела­ют, что хотят.
Половина древних русских земель (Киев и Чернигов, Смоленск и Полоцк, Минск и Витебск, Брянск и Вязьма) — в руках великого князя Литовского Казимира (он же — король Польский). Его владения выходят на верхнюю Оку, он пре­тендует и на Новгород, и на Псков, и на Тверь... В землях его католической страны говорят по-русски, но власть в руках литовских князей и панов, а церковь в руках униатов, изме­нивших православию.
С юга и востока Русская земля граничит с владениями татарских ханов. Да она и сама является их владением, в частности улуса Джучи — одного из сыновей Чингисхана. После Батыева нашествия русские принесли клятву верности татарскому хану — «царю», стараясь такой ценой купить мир истерзанной Русской земле. С тех пор «царь» распоряжает­ся русскими княжествами. И князья покорно едут в Орду: «царь» кому хочет, тому и дает ярлык — грамоту на княжес­кий стол. И в Орду идет «выход» — дань с русских земель. И татарские «царевичи» чуть ли не ежегодно грабят русское приграничье. Иван Васильевич — первый, кто не ездил никог­да за ярлыком.
Земля самого великого княжества — Московского изъеде­на, как оспой, гнездами многочисленных наследников неког­да сильных князей. Князья ярославские и ростовские владе­ют крохотными уделами, но в них они, «государи» с правом суда и дани, распоряжаются землями, дают льготы... У каж­дого — свой двор, свои бояре и слуги, свои монастыри. И с каждым поколением таких князей все больше, а размеры их княжеств все меньше. Но князьями они остаются.
Да, Русская земля — сложная, пестрая мозаика больших и малых княжеств, старых и новых уделов, земель, городов. Что город — то норов, что деревня — то обычай. Общее — только вера, язык и прошлое. Русская земля — православный остров в чуждом мире — католическом, языческом, мусуль­манском. Половина русских —- за рубежом, в католической Литве. А прошлое? Времена Владимира Святого, Александра Невского... Кто его помнит? Чем мельче княжество, тем уже горизонт политического мышления. Повседневные заботы за­слоняют большой мир... Что же будет с этой все еще боль­шой, но разобщенной, униженной страной, окруженной вра­гами? Сможет ли она когда-нибудь воспрянуть? Нелегкое наследие получил молодой великий князь...
«Никто не может, не оперив стрелы, прямо стрелити, ни леностию чести добыта», — сказал Даниил Заточник.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика