Воскресенье, 22.04.2018, 12:32
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван III ч. 5

Весна 1471 г. Новгородские бояре обращаются непо­средственно к королю Казимиру и заключают с ним договор. Пути назад уже нет. Жребий брошен.
...Войска идут тремя колоннами по только что просохшим от весенних паводков дорогам. Великий князь — в средней колонне. Ежедневно он получает донесения от воевод, шлет им свои директивы. Первые бои прошли успешно. Но началь­ник левой колонны князь Холмский хочет осаждать городок Деман. Вместо этого 9 июля великий князь велит ему идти к Шелони, на соединение с псковичами. Через пять дней на Шелони происходит решающая битва с главными силами новгородцев. Они разбиты наголову.
Образцовый план войны. Образцовое руководство вой­сками. Стратегическое решение, делающее честь любому главнокомандующему.
Четверо новгородских воевод, взятых в плен на Шелони, обезглавлены. Они не военнопленные, они — изменники. Кому же они изменили? Не Новгороду, не новгородской «ста­рине». Они изменили старине великокняжеской — исконной традиции единства Русской земли. Они изменили Русскому государству, обретающему наконец свое политическое бы­тие.
Тысячи пленных новгородцев отпущены на свободу. Ве­ликий князь воюет не против них: они его подданные, кото­рых насильно заставили поднять орудие изменники-бояре. Доктрина Русского государства, единого Отечества, стано­вится все более реальной. И этому способствует не только блестящая победа на берегах Шелони.
20 июля 1472 г. в три часа ночи загорелось на посаде, у церкви Вознесения на рве. Начинается одни из самых страш­ных московских пожаров. Пламя охватывает весь посад. Сильным ветром разносятся пылающие головни. Одних цер­квей сгорело двадцать пять, а ведь к каждой из них тянет по нескольку десятков посадских дворов.
Великий князь не остается праздным зрителем. Он «много пристоял на всех местах, гоняючи с многими детьми боярски­ми, гасящи и разметывающи», спасая свою столицу от буй­ной стихии.
А через десять дней приходит весть о нашествии злого врага — хана Золотой Орды Ахмата. Обойдя русские сторо­жевые посты, он нападает на городок Алексин, на правом берегу Оки. Великий князь, «не вкусив ничто же», мчится к Коломне, сборному месту русских войск, обороняющих нуж­ный рубеж.
Погибает город Алексин. Жители его отказались сдаться в татарский плен, и все «изволиша сгорети» со своим горо­дом. Но два дня, которые потратил Ахмат, осаждая мужес­твенный город, не пропали даром. К месту переправы со всех сторон стягиваются русские войска. И хан не решается на генеральное сражение. Впервые он видит не полки от­дельных князей, а соединенные силы всего Русского госу­дарства: «аки море колеблющися, доспеси же на них бяху чисты вельми, яко сребро блистающи, и вооружены зело...». Впервые повелитель Джучиева улуса убоялся своего «васса­ла» и без боя отступил в Степь.
Сентябрь 1472 г. Войска вернулись в Москву из победо­носного похода. Занемог князь Юрий Васильевич, старший из братьев великого князя, и в несколько дней скончался. Ждали князья-братья, что его удел, Дмитров и Звенигород, пойдет в раздел между ними. Но не дождались — все наследие бездет­ного князя Юрия перешло в великое княжение, стало частью основной территории Русского государства. Это было неслы­ханным нарушением старого княжеского права. Но Иван Ва­сильевич уже не просто великий князь, глава Московского княжеского дома. Он — государь всея Руси. Русское государ­ство, а не великое княжество, объект его власти, его помыслов и забот. Иван Васильевич делает новый принципиально важ­ный шаг в строительстве Русского государства. Он впервые бросает вызов старой удельной традиции, привычному укла­ду межкняжеских отношений. Братья получают некоторую компенсацию, но теряют права на соучастие в государствен­ном управлении. Русское государство — не коллективное кня­жение потомков Калиты.
Ноябрь 1472 г. К Москве приближается торжественный поезд — едет нареченная невеста великого князя, племянница последнего византийского императора. Два года шли перего­воры о браке. Царевна Зоя жила в Риме, под покровительст­вом папы. Ее окружали католики и униаты. Папа рассчитыва­ет с помощью этого брака распространить католичество на Русь — недаром же с царевной едет кардинал Антонио Бо-нумбре, которому дана власть наставлять в истинной вере этих варваров — схизматиков. Перед санями кардинала не­сут католический крест... Но при въезде в Москву крест убирают по повелению великого князя. И в столице Русского государства посланца папы ждет диспут о вере. «Схизмати­ки» сумели постоять за себя и за православие. И кардинал вынужден отказаться от диспута: «Нет книг со мной». Ошиб­лись папы Павел П и Сикст IV. Варварская Русь не изменила вере своих предков. В отличие от Византии, она осталась сама собой, осталась верна православию.
Да, Россия — страна православная, и перед лицом католи­ческой Европы это ее знамя, ее сущность. Забота о вере, о церкви — первейшая задача главы православного государст­ва. Как в Византии и в отличие от католического мира, в России нет противопоставления церковной власти светской. Митрополит Филипп и великий князь составляют «симфо­нию» — гармоническое созвучие. Они хорошо понимают друг друга. Строительство и охрана единого здания Русского государства, его внешнее и внутреннее благополучие — стремление к земной справедливости и надежда на небесную благодать...







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика