Четверг, 26.04.2018, 04:17
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 11

Получив главенство среди многочисленных рус­ских удельных князей, Иван Данилович важнейшей своей государственной заботой назвал мир. Он хотел дать Руси покой, обеспечив созидательный труд го­рожан и селян, прекратить приходы ордынских «ра­тей». Для того времени трудно даже представить, сколь сложной виделась эта задача.
Летописец, сообщая о получении великого кня­жения Иваном Калитой, писал о результатах велико­го труда государственного мужа: «И бысть оттоле ти­шина велика на 40 лет и престаша погании воевати Русскую землю и заклати христиан, и отдохнуша и починуша христиане от великиа истомы многыа тя­гости, от насилиа татарского, и бысть оттоле тишина велика по всей земле».
Русь получила при Иване Даниловиче Калите мир­ную передышку от ордынских нашествий, от воен­ных невзгод на целых 40 лет! Этот отрезок отечествен­ной истории простирался от 1328 до 1368 года, когда вспыхнула первая из многих длительных московско-литовских войн.
«Великая тишина» на Руси стала возможна только благодаря тому, что князь Иван Калита и его сыно­вья-наследники Семен Гордый и Иван Красный суме­ли обеспечить полную и своевременную выплату ор­дынской дани с русских земель. Ханы Золотой Орды
Узбек, правивший 28 лет, и сменивший его Джанибек были вполне удовлетворены такой ситуацией, поскольку у них хватало и собственных, внутренних забот. Они не мешали усилению московского кня­жеского дома, хотя не знать об этом они просто не могли.
Выдающийся отечественный историк В. О. Клю­чевский очень высоко оценил «великую тишину», со­творенную делами и помыслами великого князя Ива­на Калиты, содействовавшую успехам московской государственности. Ключевский писал:
«Русские люди, сражавшиеся и уцелевшие в бою на Сити, сошли в могилу со своими сверстниками, безнадежно оглядываясь вокруг, не займется ли где заря освобождения. За ними последовали их дети, тревожно наблюдавшие, как многочисленные русские князья холопствовали перед татарами и дрались друг с другом. Но подросли внуки, сверстники Ивана Ка­литы, и стали присматриваться и прислушиваться к необычным делам в Русской земле. В то время как все русские окраины страдали от внешних врагов, маленькое срединное Московское княжество остава­лось безопасным, и со всех краев Русской земли по­тянулись туда и простые люди. В то же время москов­ские князьки, братья Юрий и этот самый Иван Кали­та, без оглядки и раздумья, пуская против врагов все доступные средства, ставя в игру все, что могли по­ставить, вступили в борьбу со старшими и сильней­шими князьями за первенство, за старшее Владимир­ское княжение, и при содействии самой Орды отбили его у соперников. Тогда же устроилось так, что и рус­ский митрополит, живший во Владимире, стал жить в Москве, придав этому городку значение церковной столицы Русской земли. И как только случилось все это, все почувствовали, что татарские опустошения прекратились и наступила давно не испытанная ти­шина в Русской земле. По смерти Калиты Русь долго вспоминала его княжение, когда ей впервые за сто лет рабства удалось вздохнуть свободно, и любила украшать память этого князя благодарной легендой.
Так в половине XIV века подросло поколение, выросшее под впечатлением этой тишины, начавшее отвыкать от страха ордынского, от нервной дрожи отцов при мысли о татарине. Недаром представителю этого поколения, сыну великого князя Ивана Кали­ты, Симеону современники дали прозвание Гордого. Это поколение и почувствовало ободрение, что скоро забрезжит свет».
Все историки сходятся в том, что основанием этой «великой тишины» стал исправный сбор ордынской дани. Укрепление московской государственности шло через насилие при сборе дани Золотой Орде. Мос­ковский порядок стал жерновами для тех русских зе­мель, которые через великого князя Ивана Калиту давали «выход» хану. От огромных поборов стонали не только «черные люди», но и знать. Известно, на­пример, что отец такой исторической личности на Руси, как Сергий Радонежский, ростовский боярин Кирилл обнищал именно от поборов московского князя.
Хан Узбек нашел в Иване Калите самого опти­мального сборщика дани. Так, последний получил право сбора недоимок с Ростовской земли. К долж­никам-ростовцам княжеские воеводы Василий Кочева и Мина отнеслись крайне сурово, силой, а порой и пытками «выбивая» последние деньги и ценности. Учинив в городе Ростове настоящий погром, москов­ские власти собрали недоимки. Ордынский хан от­благодарил за это великого князя — в состав его вла­дений была включена Сретенская половина Ростов­ского княжества.
Сбор недоимок в Ростове Великом летописец ри­сует следующим образом (в переводе на современ­ный русский литературный язык). Он пишет о дей­ствиях великокняжеских сборщиков ордынской дани:
«И когда они вошли в город Ростов, то принесли великое несчастье в город и всем живущим в нем, и многие гонения в Ростове умножились. И многие из ростовцев москвичам имущество свое поневоле отда­вали, а сами вместо этого удары по телам своим с укором получали и с пустыми руками уходили, являя собой образ крайнего бедствия, так как не только иму­щества лишились, но удары по телу своему получили и со следами побоев печально ходили и терпели это. Да к чему много говорить? Так осмелели в Ростове москвичи, что и самого градоначальника, старейшего боярина ростовского, по имени Аверкий, повесили вниз головой, и подняли на него руки свои, и остави­ли, надругавшись. И страх великий объял всех, кто видел и слышал это, — не только в Ростове, но и во всех окрестностях его».







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика