Вторник, 25.09.2018, 03:53
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 12

Собирая недоимки на Ростовской земле, великий князь Иван Данилович преследовал и свои личные цели как удельный князь Московский. Беспощадно обирая должников-ростовцев, он в то же время давал им подняться и хотя бы отчасти восстановить свое благосостояние. Но уже в новом качестве — как под­данных Москвы. Разоренным ростовцам Иван Кали­та давал большие льготы, если те соглашались пере­селиться в обширную и малонаселенную волость его княжества Радонеж.
Если раньше русские князья в своих постоянных междоусобицах такую политику переселения людей-налогоплательщиков осуществляли вооруженной ру­кой, то Иван Данилович Калита делал это иначе. Вне всяких сомнений, он поступал мудро, но только ис­ходя из экономических интересов Московского кня­жества (то есть собственных, родовых владений). Бла­годаря такой «мирной» политике росла мощь Моск­вы и ослаблялись ее соседи, терявшие податное насе­ление.
После сбора недоимок в Ростове некогда мало­людная Радонежская волость Московского княжества за год стала довольно многолюдной. Появилось мно­го новых поселений на ранее пустовавших землях. Среди ростовцев, перебравшихся туда, оказался и 14-летний отрок Варфоломее, сын разоренного боярина Кирилла — будущий основатель Троицкого монасты­ря и великий подвижник Сергий Радонежский.
Проводя последовательную политику возвышения Москвы на Руси, Иван Калита прибег к древнему, испытанному способу — династическим «бракам по расчету». Прежде всего он стремился упрочить свое влияние в Ростовских, Ярославских и Белозерских землях. Московский князь немало преуспел в такой политике.
В 1238 году он выдал свою дочь Марию за юного ростовского князя Константина Васильевича. Тот, после смерти своего старшего брата Федора, стал пра­вить всем Ростовским княжеством. Зять Калиты стал одним из сильнейших русских князей, но при этом остался послушным «подручником» правителя Моск­вы.
Другая дочь, Феодосия, была выдана замуж за белозерского князя Федора Романовича, ставшего вскоре старшим в своей семье. Белозерские князья на дол­гие годы станут верными союзниками московских. Со временем белозерские владения перейдут под власть Москвы.
Третья дочь Ивана Даниловича стала супругой ярославского князя Василия Давидовича, внука зна­менитого своим буйством князя Федора Черного и дочери золотоордынского хана Тохты. Василий Яро­славский по прозвищу Грозные Очи не пожелал под­чиняться власти тестя. В 1339 году он поехал в Орду, где должен был решаться спор между Иваном Кали­той и Александром Тверским. Московский князь ре­шил перехватить в пути своего буйного зятя, послав отряд в пятьсот конных дружинников. Но ярослав­ский князь сумел отбиться от московских воевод и уйти в Орду. Калита в дальнейшем не стал сводить счеты со своим родственником.
Сбор дани в ханскую казну Золотой Ордой не кон­тролировался. Ханских чиновников интересовала толь­ко установленная сумма дани. Вне всяких сомнений, Иван Калита при сборе дани с русских княжеств ка­кую-то часть собранного утаивал для себя. О том, сколько московский князь имел от сбора ордынской дани, история просто умалчивает. Но, без всяких со­мнений, суммы могли быть только значительными. Ведь не случайно историки будущего назовут Ивана Даниловича «денежным мешком».
Наличие «лишних» денег в великокняжеской каз­не и у московского боярства позволило Ивану Калите широко использовать и еще один мирный способ за­метного расширения своих земельных владений. У местных владельцев покупались в ходе частных сде­лок деревеньки, села и даже целые волости. Так в удельных княжествах Северо-Восточной Руси появ­лялись островки московских владений. При сборе дани они, естественно, пользовались определенными при­вилегиями.
Чтобы создать «великую тишину» на Руси, Ивану Даниловичу пришлось навести относительный поря­док на русских землях. Произвол всегда царил на них и потому немалая часть собранной дани просто при­сваивалась, разворовывалась «сильными людьми». На дорогах «трудились» разбойники, сильно затрудняв­шие торговлю между городами. Купцам приходилось возить товары или на свой страх и риск, или в сопро­вождении надежной вооруженной охраны.
Покончить с разбойничьими шайками, татями (во­рами) мешала и существовавшая тогда судебная сис­тема. Согласно древней традиции права суда имели крупные земельные собственники — бояре, монасты­ри, церковные иерархи. Попавшиеся «злодеи» зачас­тую просто откупались и продолжали дальше творить преступления.
Иван Калита передал в руки московской админи­страции борьбу с тяжкими преступлениями против личности свободных людей и их имущества — «тать­ба, разбой, душегубство». Теперь бояре и монастыри во владениях великого князя не могли судить «злоде­ев» за тяжкие преступления. Иван Данилович считал борьбу с разгулом «лихих людей» одной из основных великокняжеских задач.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика