Среда, 18.07.2018, 07:32
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 13

Классик российского летописания С. М. Соловь­ев в своих сочинениях повторил то, что было сказано о великом князе Иване Калите в далекую старину — что он «избавил Русскую землю от татей».
Добрые слова о законодательной деятельности московского князя сказал и другой видный историк России В. О. Ключевский: став великим князем Вла­димирским, Иван Данилович «первый начал выво­дить русское население из того уныния и оцепене­ния, в какое повергли его внешние несчастия. Об­разцовый устроитель своего удела, умевший водво­рить в нем общественную безопасность и тишину, московский князь, получив звание великого, дал по­чувствовать выгоды своей политики и другим час­тям Северо-Восточной Руси. Этим он подготовил себе широкую популярность, то есть почву для дальней­ших успехов».
В чертах характера Ивана Калиты одной из самых значимых видится любовь к московскому купечеству. Ему нравились смекалка купцов, их деловитость и расчетливость, готовность к риску в торговых опера­циях. А главное — они исправно пополняли велико­княжескую казну. Более того, в нередкие времена без­денежья купцы Москвы всегда своевременно выру­чали правителя.
Но справедливости ради следует сказать, что и ку­печество облагалось тяжелыми налогами и правежа­ми за долги. Иван Данилович много занимался раз­витием налоговой системы в своем княжестве, ибо это был основной источник его личных доходов. Но факт остается фактом: московская торговля уверенно шла в гору, и с ней соперничать теперь могли разве только новгородские купцы, державшие под собой все северные торговые пути.
Экономическое, хозяйственное возрождение Рус­ской земли связывалось с одним из великий деяний Ивана Калиты — с тем, что именно он получил у хана Золотой Орды право собирать дань в его казну. Это общепризнанная исследователями заслуга московского князя перед современниками.
Историк В. О. Ключевский писал: «Татары по за­воевании Руси на первых порах сами собирали нало­женную ими на Русь дань — ордынский выход, для чего в первые 35 лет ига три раза производили через присылаемых из Орды численников поголовную, за исключением духовенства, перепись народа, число; но потом ханы стали поручать сбор выхода великому князю Владимирскому. Такое поручение собирать ордынскую дань со многих, если только не со всех, князей и доставлять ее в Орду получил и Иван Дани­лович, когда стал великим князем Владимирским. Это полномочие послужило в руках великого князя могу­чим орудием политического объединения удельной Руси».
С именем Ивана Калиты связано введение новой торговой пошлины — «тамги». Она равнялась опре­деленной части проданного и купленного товара. Там­га дополнила старую русскую торговую пошлину — «осьмичное», равное восьмой части цены товара. По­явилась и еще одна торговая пошлина — «мыт». Она взималась при пересечении купеческим обозом гра­ницы княжества, уезда или города.
Немалые доходы в великокняжескую казну вно­сили подмосковные «вари», где из собранного борт­никами меда диких п4ёл варилась хмельная медову­ха. Торговля хмельным «медом» стала прибыльным делом, поскольку в то далекое время люди от безыс­ходности пили много.
Хотя в своей политике великий князь Иван Дани­лович всячески стремился избегать всевозможных военных конфликтов на Русской земле, избежать не­которых из них он просто не мог. В конце 1328 года хан Узбек потребовал от русских князей схватить и доставить в Сарай беглого мятежного князя Алексан­дра Тверского, который укрывался на северных зем­лях — новгородских и псковских. А Новгород золотоордынским ханом был отдан в княжение московско­му князю.
Беглец в то время находился в Пскове, который дал ему укрытие и защиту. О добровольной выдаче псковичами князя Александра Тверского не могло быть и речи. Великому князю пришлось садиться на коня и отправляться в Псковский поход во главе мос­ковского войска. Вместе в ним повели свои дружины тверские князья Константин и Василий Михайлови­чи, князь Александр Васильевич Суздальский, пра­вители других уделов.
Когда союзное войско подошло к Новгороду, ве­ликий князь отправил в Псков к Александру Твер­скому ближнего московского боярина Луку Протась-ева. Беглый тверской князь согласился было поехать на ханский суд в Орду, но псковичи отговорили его, сказав ему: «Мы все главы своя положим за тебя».
Вольный город Псков решил защищаться от велико­княжеской рати.
Тогда Иван Калита обратился за помощью к но­вому митрополиту Феогносту, греку из Морей, при­сланному на Русь константинопольским патриархом, Феогност согласился послать Александру Тверскому грамоту с повелением отправиться на суд хана Узбе­ка. В противном случае князю-беглецу грозили отлу­чением от церкви. Такая небывалая кара смутила даже вольных псковичей.
Александр Тверской, оставив в Пскове жену и ближних людей, добровольно отправился в Сарай. Новгород и Псков заключили между собой «вечный мир». Великий князь распустил собранное для похо­да на Псков войско князей и возвратился в Москву. Волю хана он исполнил.
Стремление к возвеличиванию своего стольного града постоянно побуждало московского князя к осу­ществлению различных градостроительных проектов. Прежде всего — к храмовому строительству. Великий князь Владимирский относился к числу тех мудрых государственников Руси, которые видели в Русской Православной Церкви надежнейшую опору своего удельного самодержавия. Иван Калита смотрел гораздо дальше современников — с православием он связы­вал будущее единение Русской земли.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика