Вторник, 18.12.2018, 19:48
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 14

Подмосковные каменоломни близ села Мячкова работали круглый год. Оттуда возились по зимним санным дорогам глыбы белого камня-известняка. Спешно заканчивалась постройка Успенского собо­ра. В 1329 году закладывается церковь Иоанна Лествичника. При Успенском соборе устраивается при­дел Поклонения веригам апостола Петра. В москов­ском Кремле появился свой монастырь — Спасский. Строился он наподобие Рождественского монастыря во Владимире.
Год 1331-й стал одним из самых тяжелых в жизни Ивана Калиты. Сперва в марте умерла его любимая жена Елена. Три сына: тринадцатилетний Семен, пя­тилетний Иван и трехлетний Андрей остались без матери.
За одной бедой последовала другая. В начале мая небывалый пожар испепелил деревянный Московский Кремль. Сгорели крепостные стены стольного града, а на строительство новых, поскольку город остался почти беззащитным, требовалось разрешение хана Золотой Орды. В Сарае же с крайней подозрительно­стью (и не без веских на то оснований) смотрели на строительство даже малых крепостей на Руси и в дру­гих покоренных землях.
Но тот же 1331 год добавил величия московскому князю. Сперва умер ростовский князь Федор Василь­евич, правивший в Сретенской половине Ростовско­го княжества. Наследников он не оставил. Затем не стало соправителя Ивана Калиты по великому кня­жению Владимирскому князя Александра Васильеви­ча Суздальского.
В конце года русские князья съехались в Сарай. Многие из них хотели бы получить из рук золотоордынского хана ярлыки на освободившиеся «столы». Но тот рассудил иначе: все великое княжение и Сре­тенская половина Ростовского княжества передава­лись в руки одного удельного князя — Ивана Дани­ловича Калиты. Это был большой политический ус­пех московского правителя.
В следующем, 1332 году, на русские земли обру­шился неурожай и его следствие — голод. Тысячи го­лодающих людей стали стекаться в Москву, готовые трудиться за кусок хлеба из княжеских закромов. Именно это обстоятельство позволило Ивану Калите возобновить в столице каменное строительство с за­тратой самых малых денег за труд людей.
Летом великий князь Владимирский женился во второй раз. Летописи сообщают скудные сведения о его новой супруге по имени Ульяна, которая родила ему двух дочерей — Марию и Феодосию. Об их судь­бе сведений почти не имеется.
Украшая Москву, Иван Калита начал возведение Архангельского собора, ставшего в Московском Крем­ле первым каменным храмом, который освятил сам митрополит Феогност. Построен собор был всего за «одиного лета».
Московские храмы, построенные Иваном Кали­той, дожили только до царя Ивана III Васильевича. В ту пору каменное строительство церковных храмов оставляло желать лучшего. За полтора века они не раз оказывались в пламени многочисленных город­ских пожаров, отчего стены трескались и их приходи­лось подпирать бревнами. Обветшалые соборы наслед­ники великого правителя Москвы сносили, а на их месте строили новые, мало чем напоминавшие своих предшественников.
Решение хана Золотой Орды о передаче всего ве­ликого княжества Владимирского Ивану Калите име­ло для Руси одно тяжелое последствие. Вскоре хан объявил о своем решении увеличить размеры дани, выплачиваемые русскими землями. Новую раскладку ордынского «выхода» поручили провести старшему среди удельных князей. Московский князь, посове­товавшись с другими князьями, решил основную тя­жесть новых платежей возложить на Вольный город Новгород с его богатым купечеством и приобретен­ными новыми землями по рекам Вычегде, Печоре и верховьям Камы.
До этого новгородцы платили «черный бор» Золо­той Орде примерно один раз в восемь лет. Они сами определяли порядок сбора денег. Городские бояре, в свою очередь, решили возложить новую подать на
Новоторжскую волость с городом Торжком. Иван Ка­лита потребовал еще и уплаты новой, прежде не су­ществовавшей дани — «закамского серебра». Ряд ис­следователей считают, что тем самым он решил су­щественно пополнить собственную казну. Вольный город отказался платить «закамское серебро», хорошо зная ненасытность великих князей Владимирских, кем бы они ни были.
Тогда Иван Калита решил действовать старым, ис­пытанным способом — «повлиять» на строптивых новгородцев военной силой, но без привлечения ор­дынской конницы. В конце 1332 года объединенная рать вошла во владения Вольного города и останови­лась в Торжке, «кормясь» за счет его окрестных селе­ний.
Переговоры ничего не дали. Тогда новгородцы решили откупиться от московского князя, прислав в Переяславль-Залесский архиепископа Василия и двух бояр из знатных родов. Ивану Калите был предложен огромный по тем временам откуп в размере 500 руб­лей. Однако тот остался тверд в желании получить с Новгорода «закамское серебро». Тяжба о выплате но­вого «черного бора» ордынскому хану затягивалась.
Зимой 1333/34 годов в Восточной Европе произо­шло немалое политическое событие. 17-летний наслед­ник московского престола Семен Иванович женился на дочери правителя Литвы Гедимина Августе. В пра­вославном крещении она получила новое имя Анас­тасии. Внешнеполитический вес Москвы от такого брачного союза заметно возрос.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика