Понедельник, 23.07.2018, 12:19
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 16

Будучи в Орде, московский князь испросил у хана разрешения в очередной раз отстроить в своей столи­це Кремль. Его возводили из вековых дубовых бре­вен. Эта московская крепость просуществовала по­чти четверть столетия, пока внук князя Ивана Кали­ты, великий полководец Дмитрий Донской, не поста­вил новый Кремль, белокаменный.
Последний год жизни Иван Данилович сильно хворал, и немалую часть государственных забот взял на себя его старший сын 23-летний Семен. Дел было много, приходилось каждодневно «радеть» за благо­получие Русской земли.
В 1340 году хан послал большое войско ордынцев на смоленских князей, которые, надеясь на военную помощь соседней Литвы, отказались платить дань Сараю. В походе повелевалось принять участие и рус­ским князьям. Московскую рать возглавили бояре-воеводы Александр Иванович и Федор Акинфович. Смоленск взять не удалось, зато Смоленщина оказа­лась опустошенной.
Возникла новая распря с Вольным городом Нов­городом. Его жители в установленный срок привезли в Москву «черный бор» и сдали деньги серебром в великокняжескую казну. Однако едва новгородские бояре вернулись домой, как на берега Волхова при­были московские послы, которые потребовали от имени великого князя собрать еще «один» выход. Калите уже не пришлось улаживать этот конфликт — это сделает за него сын Семен Гордый.
Последние дни жизни великий князь Иван Дани­лович провел в монастыре, приняв постриг и став иноком Ананием. 31 марта 1340 года московский пра­витель, прозванный Калитой, отошел в вечность.
Иван Калита оставил после себя завещание сыно­вьям, которое дошло до нас в двух вариантах. В ду­ховной грамоте главное наследство получал старший сын Семен, становившийся старшим в московском княжеском доме. Ему достались богатые и многолюд­ные города Можайск и Коломна, многие земли. Удел Семена Ивановича заметно превосходил уделы млад­ших братьев. Отец оказался дальновидным — теперь его младшие сыновья не могли поднять мятеж про­тив старшего, имевшего большое превосходство над ними. Мачеха сыновей — княгиня Ульяна также на­делялась собственными, хотя и небольшими, владе­ниями.
Оказалась разделенной и великокняжеская казна. Наиболее ценную ее часть составляли 12 золотых це­пей, 9 драгоценных княжеских поясов и 13 предметов золотой посуды. В раздел пошли и парадные одежды усопшего. Все делилось в строгом соответствии с от­цовским завещанием.
Духовное завещание Ивана Даниловича Калиты за­канчивалось строгим наказом старшему сыну князю Семену Ивановичу: «А приказываю тобе, сыну свое­му Семену, братью твою молодшую и княгиню свою с меншими детми, по Бозе (то есть по смерть) ты им будешь печалник. А кто ею грамоту порушит, судить ему Бог...»
Устроитель московского самодержавия ушел из жизни, оставив после себя наследникам самое силь­ное русское княжество, процветающее экономически (и это-то в условиях ордынского ига!), с успешно на­лаженной торговлей, развитым землепашеством. От отца к сыновьям переходила многочисленная, хоро­шо обученная и вооруженная дружина. Градострои­тельные программы Ивана Калиты завершат его на­следники. Ханы Золотой Орды будут признавать пер­венство Москвы среди своих русских данников — помешать ее усилению и возвышению в будущем они окажутся не в состоянии.
В Симеоновской летописи ее безвестный автор с искренним чувством горести описывает прощание московского люда, и не только его, с Иваном Дани­ловичем Калитой, с именем которого связано исто­рическое возвышение некогда неприметного русско­го княжества, начавшего собирать вокруг себя Русь.
Летописный некролог сообщает о кончине выдающе­гося правителя:
«Преставился князь великий Московский Иван Данилович, внук великаго Александра, правнук ве-ликаго Ярослава, в чернцех и в скиме, месяца марта в 31... И плакашася над ним князи, бояре, велможи и вси мужие москвичи, игумени, Попове, дьякони, черньци, и вси народи, £ весь мир христианьскыи, и вся земля Русская, оставши своего государя... Прово-диша христиане своего господина, поюще над ним надгробныя песни, и разидошася плачюще, наполни-шася великиа печали и плача, и бысть господину на­шему князю великому Ивану Даниловичу всеа Руси вечная память».
Летописец не ошибся, славя вечную память Ива­на Калиты, зачинателя строительства Московского государства. Как первостроитель его, он трудился не за страх, а за совесть, но порой не разбираясь в сред­ствах. На то, как говорится, Бог ему судья. Истори­чески достоверно одно: величие Москвы начиналось с правления князя Ивана Даниловича.




 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика