Понедельник, 24.09.2018, 21:12
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 2

...Дата рождения Ивана Даниловича Калиты не­известна. Исследователи в своем большинстве схо­дятся, что он появился на свет где-то около 1288 года. Известно, что он имел много братьев — Юрия, са­мого старшего, Александра, Бориса, Афанасия, Се­мена и Андрея. Последние два указаны в древних родословных росписях — летописи же об их судьбе ничего не сообщают. Неизвестно, имел ли Калита сестер.
Отцом его был князь Даниил Александрович Мос­ковский, умерший в 1304 году. Известно, что он не­долго сидел на княжении в Вольном городе Новгоро­де, послав туда вместо себя сына Ивана. Пребывание того на берегах Волхова длилось с 1296 по 1298 год. В Новгороде и начал Иван Калита осваивать мудрость правителя, набираться ума-разума под зорким оком приставленных к нему отцом московских бояр.
Малолетство посаженного на княжение одного из сыновей Даниила Московского не удивляет — такую символическую миссию княжеские сыновья могли выполнять с семилетнего возраста. Так, например, великий воитель Руси Александр Невский был остав­лен отцом на княжении в Великом Новгороде, когда ему было около восьми лет, а сам Невский послал в Новгород сына Дмитрия в возрасте около девяти лет. Удивляет только то обстоятельство, что Даниил Мос­ковский не послал «сидеть» над новгородцами стар­ших сыновей — Юрия, Александра и Бориса, чего требовала традиция. Это дает право предположить, что заботливый отец выделял Ивана среди его более стар­ших братьев-княжичей.
Следующее упоминание княжича Ивана в дошед­ших до нас древнерусских летописях относится к 1300 году. Тогда он был приглашен стать крестным отцом первенца-сына влиятельного московского боярина Федора Бяконта — Елевферия (или Симеона — по другим источникам). Крестник в последующем ста­нет митрополитом Алексием, который будет факти­ческим главой московского правительства при мало­летнем князе Дмитрии Донском.
Княжича воспитывали в семейном кругу так же, как и в других княжеских семьях. Его учили позна­вать ратное искусство, грамоте — читать ветхозавет­ную книгу Псалтырь. Иван, в отличие от своих бра­тьев, на долгие годы пристрастился к чтению старин­ных, религиозных книг, черпая в них житейскую муд­рость.
С раннего детства он испытал страх перед ордын­цами — «злыми татарами». Ханский баскак жил ря­дом с отцовским теремом, в деревянном московском Кремле. В 1293 году он стал свидетелем нашествия на русские земли Дедюневой рати. Тогда ордынцы за­хватили Москву, а ее правитель князь Даниил ока­зался беспомощным пленником, которому потом да­ровали свободу в обмен на клятвенное послушание хану Золотой Орды.
Думается, что ордынское владычество оставило глубокий, болезненный след в психике и умонастро­ениях юного княжича, сына владетеля небольшого уде­ла в пределах Великого княжества Владимирского. Прежде всего это был страх перед могуществом Золо­той Орды. И такое было не случайно — потомки ве­ликого завоевателя Вселенной Чингисхана прекрас­но знали силу слепого страха, поддерживая ее в со­знании покоренных народов. Постоянное унижение перед завоевателями порождало ощущение безысход­ности и отчаяние. Пройдет немало времени, прежде чем самосознание русского народа обретет прежнюю силу.
В раннем возрасте княжич Иван получил очень суровый жизненный урок, прикоснувшись к траги­ческой судьбе своего старшего брата Юрия, которому в год смерти отца исполнилось 22 года и он уже кня­жил в городе Переяславле-Залесском. Отец хотел при­соединить этот удел к Москве.
Однако сделать такое в то время было непростым делом. Судьбу небольшого Переяславского княжества надлежало решать на съезде русских князей в этом стольном граде. Такой съезд состоялся осенью 1303 года. Туда князь Юрий Данилович прибыл в сопро­вождении младших братьев — Александра, Бориса, Ивана и Афанасия. Руководил княжеским съездом ста­рый византиец митрополит Максим.
Надо отдать ему должное, он настоял на том, что Юрий Московский сохраняет за собой Переяславское княжество. В противном случае на обескровленной после Батыева нашествия русской земле могла вспых­нуть нешуточная княжеская междоусобица.
Решение княжеского съезда в Переяславле-Залес­ском «окрылило» московского князя Юрия Данило­вича. Он решил, что московские пределы можно раз­двигать и вооруженной рукой. В следующем, 1304 году, он совершает завоевательный поход на Можайск. В походе участвовали и его младшие братья, в том чис­ле и Иван.
Результатом этого набега на слабого соседа стало присоединение Можайского удела к Москве, а его по­следний князь Святослав Глебович, скорее всего, за­кончил свою жизнь в московской тюрьме. Такой по­ступок Юрия Даниловича «с братьею» мог успешно завершиться только при условии откровенной слабо­сти на Руси великокняжеской власти. Так оно и было — сидевший на «столе» во Владимире великий князь Андрей Александрович судьбой русских земель уже не правил.









 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика