Вторник, 20.02.2018, 17:53
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Иван Калита ч. 6

По всей вероятности, Юрию Даниловичу пришлось уплатить за невесту немалый калым. После свадьбы и крещения Кончака получила имя Агафий (с гречес­кого — «добрая»). Главным итогом этого брачного союза стало то, что хан Узбек подарил зятю ярлык на великое Владимирское княжение.
Когда осенью 1317 года новый великий князь Юрий Данилович вернулся на Русь, его и жену Агафию сопровождал сильный отряд ордынской конни­цы во главе с «послами» Кавгадыем, Астрабылом и Остревом. Михаил Тверской решил защищаться. Суз­дальские князья согласились постоять за его права с оружием в руках.
Два больших войска встретились на волжских бе­регах близ Костромы, не решаясь первыми начать битву. Выход из создавшейся ситуации нашел Юрий Данилович. Он отказался от ярлыка на великое кня­жение, и Михаил Тверской ушел в свой стольный град. Однако по прибытии в Москву и после встречи с бра­том Иваном Юрий Данилович отправил гонцов ко всем русским князьям с требованием явиться с пол­ками к Костроме для совместного похода на Тверь.
Для привлечения к походу Новгорода туда отпра­вился князь Иван Данилович. Новгородцы согласи­лись с его доводами и решили ополчиться на Тверь. В конце 1317 года, когда первые морозы сковали осен­нюю хлябь дорог, московский князь выступил в по­ход. Началось привычное разорение чужих владений. Михаил Тверской сел в осаду. Устав от бесплодного ожидания сдачи города, князь Юрий Данилович рас­пустил свои полки для дальнейшего разорения тверс­ких земель.
Тут Михаил Тверской не стерпел, с отрядом вы­шел за крепостные стены и настиг московское войс­ко в 40 верстах от Твери. Здесь у села Бортенева, на берегу Волги, 22 декабря 1317 года произошла «битва велиа», «злая сеча». Москвичи оказались наголову раз­битыми, и самому князю Юрию с малой дружиной пришлось спасаться бегством. Участвовавший в бит­ве ордынский отряд тоже бежал прочь. Тверичи за­хватили в плен жену московского князя Агафию и его брата Бориса Даниловича Нижегородского.
Юрий Данилович «прибежал» в Новгород и обра­тился к городу за помощью. Новгородцы, хорошо помня нанесенные им Михаилом Тверским обиды, ополчились и выступили в поход. Вскоре противники встретились у брода через Волгу, но испытывать судьбу в новом сражении не стали. Начались переговоры о мире.
В итоге московский и тверской князья согласи­лись на перемирие и поездку в Золотую Орду, чтобы предстать там на суд хана Узбека. Тверичи обязыва­лись пропустить Юрия Даниловича через свою тер­риторию в Москву, выпустить из темницы его брать­ев — Бориса и Афанасия, освободить плененных нов­городских бояр и отпустить Агафию.
Тверичи выполнили условия перемирия, кроме одного. Они не сдержали слова в отношении ханской сестры, которая вскоре умерла в тверском плену. Юрий Московский очень надеялся на освобождение Агафий, которая могла замолвить слово «за Москву» перед ха­ном Узбеком.
Летописи расходятся в описании смерти жены мос­ковского князя. Новгородская Первая летопись гово­рит, что ордынскую царевну в Твери «смерти прида-ша». Владимирская сообщает, что Агафия «зелием уморена бысть» в Твери. Сам Юрий Данилович не имел сомнений относительно причин смерти жены. Прибывший в Москву с этим печальным известием тверской боярин Александр Маркович был убит по приказу впавшего в ярость князя.
Тверской правитель оказался в довольно сложном положении — княгиня Агафия была сестрой хана Уз­бека. Роковой спор двух русских князей — москов­ского и тверского — близился к кровавой развязке. Оба они отправились в Золотую Орду, чтобы пред­стать перед «вольным царем» — всесильным ханом, который в одночасье мог решить судьбу любого. Но Михаил Тверской замешкался в пути и за это время князь Юрий Данилович и его друг, ордынский «по­сол» Кавгадый успели настроить хана против него. Не спасло князя Михаила и то обстоятельство, что он приказал похоронить Агафию в княжеской усыпаль­нице в Ростове.
Казнь князя Михаила Ярославича Тверского со­стоялась в Орде 22 ноября 1318 года. Он стал для Рус­ской Православной Церкви третьим князем-Мучени­ком за время ордынского правления на Руси — после Михаила Всеволодовича Черниговского (казнен в 1246 году) и Романа Ольговича Рязанского (казнен в 1270 году). Похоронили казненного в Твери на берегу Вол­ги, в построенном им вместе с матерью белокамен­ном Спасо-Преображенском соборе.
Князь Юрий Московский, находившийся в «лю­той» ненависти к своему сопернику за великокняжес­кий «стол», вне всякого сомнения, приложил руку к его мученической гибели. Поэтому в памяти народ­ной образ Юрия Даниловича расцвечен самыми тем­ными красками, как ханского холопа и негодяя, че­ловека коварного. Но таким же, если не большим, коварством обладал и Михаил Тверской, обманом зах­вативший когда-то братьев Юрия и торговавший ими, как товаром. Соперники были достойны друг друга.
Одержав подобную победу над Михаилом Твер­ским, Юрий Московский терпел поражение в дру­гом: смерть Агафий, скорее всего насильственная, окончательно лишала его прямого наследника. По цер­ковным законам он не имел права третий раз женить­ся. Теперь московский престол он мог передать толь­ко одному из братьев.
Не было сыновей и у двух других братьев Юрия — Афанасия и Бориса. В счастливой же семье Ивана Даниловича рождался один сын за другим. Из лето­писей известно, что его жену звали Еленой, о дате же свадьбы ничего не известно. Некоторые историки считают, что Елена была дочерью смоленского князя Александра Глебовича. Но прямых летописных под­тверждений этому нет.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика