Воскресенье, 22.04.2018, 12:26
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Князь Василий III Иванович ч. 3

Великий князь Василий III Иванович был уверен в успехе. Теперь у него был воевода, которого он удо­стоил титула «воеводы московского», исполнявшего должность главнокомандующего войсками Русского государства. Им стал победитель литовской армии в битве на реке Ведрошь князь Даниил Щеня, основа­тель славного рода воевод Щенятевых, искорененно­го царем Иваном IV Васильевичем Грозным.
Вместе с воеводой Яковом Захарьиным князь Щеня осаждает крепость Оршу. Однако артиллерийский обстрел не разрушил городские укрепления. Большое войско Сигизмунда I успело вовремя выйти к Днепру напротив города. Десять дней противники стояли друг перед другом на противоположных берегах реки. Тем временем крымская конница стала вторгаться в юж­ные области московских владений. Даниил Щеня от­водит от Орши русские полки к Вязьме и вскоре стре­мительным рейдом захватывает укрепленный город Торопец.
В конце 1508 года Литва начала мирные перегово­ры, в начале следующего года закончившиеся дого­вором, по которому король Польши признавал за Москвой Северщину. Князья братья Глинские, при­сягнувшие на верную службу русскому государю, отъ­ехали на Московскую Русь. Военные действия пока­зали, что русское войско еще не готово к борьбе за Смоленск, сильную во всех отношениях крепость. Требовались для ее взятия мощные пушки, способ­ные разрушать каменные стены и башни.
Весной 1512 года русские войска отразили поход пяти сыновей крымского хана Менгли-Гирея на юж­ные города Белев, Одоев, Козельск и Алексин, а за­тем и на Рязань. Было со всей достоверностью уста­новлено, что крымчаков «наводил» на московские земли король Сигизмунд I.
Осенью 1512 года польский король посадил вдову брата Александра — Елену Ивановну в темницу, где она вскоре умерла. Василий III Иванович в гневе по­слал Сигизмунду I «разметные грамоты» с объявле­нием войны. Великий московский князь вместе с бра­тьями во главе русского войска осадил город Смо­ленск. Взять же первоклассную крепость того време­ни не удалось из-за недостатка осадной артиллерии и действий конных крымских отрядов в тылу.
Летом 1513 года начался второй поход на Смо­ленск. Теперь удалось сильными «сторожами» — за­ставами — обезопасить себя от нападений со стороны Крымского ханства. В русском войске насчитывалось около двух тысяч пищалей-«ручниц». Больше месяца длились безуспешные попытки овладеть крепостью на берегах Днепра. Сильный литовский гарнизон отра­зил все приступы. В ходе одного из них погибло две тысячи московских ратников. Был отбит и ночной штурм.
Шесть недель продолжалась осада крепости. Видя тщетность военных усилий, великий князь Василий III приказал войскам отойти от Смоленска. Но уже в феврале 1514 года принимается решение о третьем походе на Смоленскую крепость. Однако осуществить его удалось только в конце лета того года.
Русские полки стояли в готовности отразить на­падение конной армии крымского хана в городе Туле и на рубежах по рекам Оке и Угре. Однако крымчаки так и не решились прорываться к Москве через этот рубеж, помятуя о попытке сделать это ханом Ахматом в столь недалекое время.
Польский король и литовский великий князь тоже деятельно готовился к борьбе за Смоленск и Смолен­щину. Сейм принимает решение о найме семи тысяч польских пехотинцев — жолнеров. Вводится поголов­ный налог для покрытия государственных военных расходов: грош — с крестьянина, два гроша — со знат­ных людей и злотый — с урядника.
Король Сигизмунд I очень надеялся на непри­ступность смоленской твердыни. Он писал: «Крепость мощна благодаря самой реке, болотам, а также бла­годаря человеческому искусству, благодаря бойни­цам из дубовых брусьев, уложенных срубом в виде четырехугольников, набитых глиной изнутри и сна­ружи; окружена она рвом и столь высоким валом, что едва видны верхушки зданий, а самые укрепле­ния не могут быть разбиты ни выстрелами из ору­дий, ни таранами, да и не подрыться под них, не разрушить или сжечь при помощи мин, огня или серы».
В третьем Смоленском походе общие силы рус­ской рати насчитывали около 80 тысяч человек. Польские хронисты называют количество орудий, из которых обстреливалась крепость — от 140 и до 300! Последняя цифра — явное преувеличение королев­ских летописцев, которые в своих писаниях хоть как-то пытались приумалить победу русского оружия.
«Великие пушки» стреляли ядрами, которые веси­ли по нескольку пудов. От Москвы до Смоленска их тянули на полозьях каждую по несколько сотен «по-сошных людей». Для провоза тяжелых осадных ору­дий укреплялись мосты через большие и малые реки, строились новые, «исправлялись» дороги.
29 июля 1514 года смоленскую крепость начали обстреливать из «большого наряда» — тяжелой артил­лерии. То там то здесь стали рушиться участки крепо­стной стены. Чтобы мешать осажденным их восста­навливать, образовавшиеся бреши день и ночь обстре­ливали русские «пищальники». В осажденном городе начались многочисленные пожары. Уже на второй день бомбардировки польско-литовский смоленский гар­низон выкинул белый флаг.
В походный шатер великого московского князя Василия III Ивановича явились смоленский намест­ник Иван Сологуб и местный епископ Варсанофий. Они просили перемирия на один день, в чем им было отказано. Артиллерийский обстрел Смоленска возоб­новился, сея смерть и разрушения.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика