Вторник, 20.02.2018, 17:58
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Князь Василий III Иванович ч. 5

Одновременно русские войска развернули боевые действия в центральной Белоруссии. Взяв много плен­ных, они в конце года отошли к Вязьме. Однако ко­роль Сигизмунд I упорно не желал подписывать с Москвой мирный договор на ее условиях — камнем преткновения оставался Смоленск. Ввязавшийся было в войну против Польши Тевтонский орден был раз­бит.
Вскоре отношения между Москвой и Крымом рез­ко ухудшились. В декабре 1518 года умер казанский царь Мухаммед-Эмин, и великий князь Василий III Иванович посадил на его трон царевича Шагилея. Тем самым Казанское ханство становилось московским протекторатом, что стало прямым вызовом Крымскому ханству, претендовавшему на роль лидера среди ос­татков Большой Орды. К тому же новый казанский правитель Шагилей был из рода астраханских ханов, врагов крымских.
Шагилей недолго продержался на престоле — по характеру он оказался злобным человеком и бездар­ным властителем. Против него ополчилась казанская знать и весной 1521 года прогнала его из столицы. Крымский хан Мухаммед-Гирей незамедлительно воспользовался таким удобным случаем и посадил на казанский трон брата, Сагиба-Гирея. Московский по­сланник-воевода был ограблен, выслан из Казани, а многие из его слуг перебиты. Были ограблены «до нитки» и московские купцы, торговавшие в Казани.
Так Крымское ханство неожиданно для великого князя Василия III Ивановича превратилось из союз­ника в прежнего врага. К тому времени основные силы русского войска стояли в районе городов Серпухова и Каширы, часть сил — в Новгороде и Пскове. Они предназначались прежде всего для противоборства с королевской армией Сигизмунда I.
Осведомленный об этом, хан Мухаммед-Гирей, собрав огромное конное войско, внезапным и стре­мительным ударом, уничтожив русскую сторожевую заставу на переправе через реку Оку, прорвался к самой Москве. При этом он сумел обойти великок­няжеские полки, стоявшие в городе-крепости Сер­пухове.
Крымское нашествие застигло государя «всея Руси» врасплох — он находился в Волоколамске. Прорыв крымчаков в глубь русских земель сопровождался страшными погромами и пожарами. Множество лю­дей бежало под защиту московских крепостных стен. Столица «села в осаду», хотя войск в ней в ту пору почти не оставалось.
Воинственно настроенный хан прекратил поход на Москву, когда его передовые отряды были уже в 15 километрах от нее. Причиной стало известие о похо­де новгородских и псковских войск на выручку сто­лицы, изготовившейся к осаде. Хан с главными сила­ми своей конницы остановился лагерем в 60 кило­метрах от Москвы. Начались переговоры, и Мухаммеду-Гирею отправили богатые подарки, которые по­рой действовали на ордынцев больше клятвенных обещаний.
12 августа крымский хан неожиданно, захватив в плен множество людей, пошел на Рязань. Но разгра­бить город ему не удалось. Великокняжеский намест­ник И. Хабар действовал решительно и умело. Рязанцы проявили стойкость и мужество, отбив вражеское нападение. Тогда ханское войско расположилось по­ходным станом близ Рязани. Две недели крымцы тор­говали с русскими захваченными в плен людьми. Дво­ряне и состоятельные люди получили возможность выкупить родных и близких.
К тому времени хан Мухаммед-Гирей уже имел великокняжескую грамоту с обещанием заплатить ему «дань и выход». Историки сходятся в том, что Василий III Иванович лично не подписывал этой фа-моты, поскольку московские государи в то время не скрепляли подписью свои грамоты и указы. Заменой подписи служила государственная печать, хранителем которой являлся казначей Ю. Траханиот, находивший­ся в те дни в столице.
Разумеется, что без великокняжеского разреше­ния такая грамота не могла уйти из Москвы крым­скому хану. Уступчивость Василия III объясняется тем, что ему так и не удалось собрать военные силы в один кулак. Более того, в полках, стоявших у Сер­пухова, началось «шатание» — молодой воевода князь Д. Вельский отказался подчиняться более опытным воеводам.
Рязанский воевода Хабар проявил себя в те тяже­лые дни и как искусный дипломат. Хан Мухаммед-Гирей сообщил ему о грамоте, выданной великим московским князем, и настаивал, чтобы рязанцы снаб­дили его конное войско продовольствием за счет за­пасов, хранившихся в крепости. Воевода потребовал предъявить грамоту. Когда ее доставили в крепость, Хабар приказал открыть со стен города по вражеско­му стану пушечный огонь. Вслед за этим крымская орда ушла в степи.
Формально в той грамоте великий князь Москов­ский признавал себя данником Крыма. Но новое ор­дынское иго продержалось всего несколько недель. Ногайские мурзы убили хана Мухаммед-Гирея. А когда его самоуверенный преемник потребовал от Москвы «выход» в сумме около 1800 рублей, то получил ре­шительный отказ.
Успешный прорыв крымского конного войска под Москву пошатнул авторитет государя «всея Руси», и он постарался снять с себя ответственность за это.
Вина перекладывалась на бояр и воевод. Старший из воевод, бывших в Серпухове, угодил в тюрьму.
Вскоре начались переговоры с Литвой. В 1523 году заключается перемирие на пять лет. Затем его прод­лили еще на шесть лет, и еще на один год. К Русско­му государству отходили земли, в том числе город-крепость Смоленск, в 23000 км2 с населением около 100 тысяч человек, по тем временам цифра большая.







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика