Вторник, 25.09.2018, 03:06
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Сергий Радонежский ч. 12

За 1380—1385 гг. сведений о деятельности Сергия почти нет. Летопись отмечает только, что в конце мая — июне 1381 г. Сергий вместе с митрополитом Киприаном крестил родивше­гося в семье обладателя Радонежа князя Владимира Андреевича сына Ивана.
Однако появив­шихся на свет в 1379 г. и 1382 г. сыновей великого князя Дмитрия Ивановича (Семена и Анд­рея) Сергий не крестил57. В конце августа 1382 г., когда Москва и Переяславль-Залесский подверглись нападению Тохтамыша, Сергий укрылся в Твери, где пережидал ордынскую грозу бежавший из Москвы митрополит Киприан, но не последовал за великим князем, спа­савшимся в Костроме.
Крещение в 1381 г. вместе с Киприаном сына Владимира Андреевича и отъезд в следу­ющем году вместе с митрополитом в Тверь показывают, что Сергий по-прежнему держал сторону главы русской церкви, а не великого князя. Дмитрий Донской, примирившийся было с Киприаном, вызвавший его из Киева в Москву в мае 1381 г., уже осенью 1382 г. выслал его обратно. Гнев Дмитрия Ивановича имеет свое объяснение.
Взяв Москву 26 августа 1382 г., Тохтамыш через «не много дней», примерно в первой декаде сентября, оставил ее. Киприан же, находившийся в Твери, в Москву все не ехал. Только тогда, когда Дмитрий Донской послал к нему своих бояр, митрополит собрался в дорогу, выехал из Твери 3 октября и 7 был в Москве. Но когда он еще находился в Твери, тверской князь Михаил Александрович, в течение многих лет враждовавший с Дмитрием Московским, отправился в Орду к Тохтамышу, «ища великаго княжениа».
Такой шаг едва ли мог быть предпринят без ведома митропо­лита. Киприан же, натерпевшийся в 1378 г. от московского князя, не был против того, чтобы владимирский стол занял тверской князь, к тому же родственник великих литовских князей, властвовавших над населением западных епархий Русской митрополии.
Задерживаясь в Тве­ри, митрополит, судя по всему, дожидался там возвращения Михаила Александровича от Тохтамыша, что и побудило Дмитрия Ивановича вновь выслать его из Москвы и оконча­тельно порвать с ним всякие отношения.
Естественно, великий князь не мог благоволить людям, близким Киприану. И размолвка Дмитрия Ивановича со своим духовником продолжалась. Лишь в 1385 г. Дмитрий Донской, переживший не только тяжелую драму захвата в 1382 г. Москвы и других русских городов Тохтамышем, но и серьезные неудачи в своей церковной политике (после безуспешных по­пыток провести своего кандидата на митрополию всея Руси великому князю пришлось иметь дело, по сути, с самозванным главой русской церкви митрополитом Пименом), сумел, нако­нец, примириться с постоянством Сергия и вновь приблизил его к себе. 29 июня 1385 г. у Дми­трия Донского родился сын Петр, «и крести его Сергии игуменъ, преподобный старець».
В самом конце 1385 г. Сергий отправился к рязанскому князю Олегу Ивановичу. Это была дипломатическая миссия, положившая начало совершенно новому периоду в москов­ско-рязанских отношениях. С 1382 г., когда Олег нарушил заключенный с Дмитрием Дон­ским договор 1381 г. о союзе против татар и помог Тохтамышу, отношения Москвы с Ряза­нью резко обострились.
Осенью 1382 г. Дмитрий послал свою рать на Рязань и сжег ее; Олег, выждав удобный момент, в свою очередь весной 1385 г. захватил и разграбил отчинный город великого князя Коломну. Но летом 1385 г. тот, «собравъ воя многы», отправил их на Рязань. Поход оказался безуспешным.
В том же 1385 г. разразился конфликт с новгородским владыкой Алексеем из-за назначе­ния в Москве епископом в Пермь Стефана Храпа, что было воспринято новгородцами как попытка отторгнуть от них Пермь; назревала война с Новгородом.
В этих обстоятельствах и отправился в декабре 1385 г. Сергий к рязанскому князю Олегу. В жизни троицкого игумена это был единственный случай, когда ему пришлось исполнять светское дипломатическое поручение. Как правило, они давались боярам. Сергий справился со своей миссией вполне успешно. В результате длительных переговоров с Олегом тот «преложи сверЬпьство свое на кротость» и заключил с великим князем «мир вЬчныи». После этого Рязань уже никогда не воевала с Москвой.
Хотя последующие известия о Сергии в источниках редки и лапидарны, на их основании можно судить о продолжавшемся участии его в политических событиях своего времени.
В мае 1389 г. он в качестве духовного отца великого князя Дмитрия Ивановича присутствовал при составлении его завещания, внесшего существенные изменения в порядок престолона­следия и раздела между преемниками подвластных московскому великому князю владений. Сергий был и на похоронах Дмитрия Донского.
Его он пережил на три года. За это время уже нет фактов участия Сергия в обществен­ной жизни. Епифаний рассказывает о длительной болезни, предчувствии смерти, отказе от игуменства и поставлении вместо себя Никона. Последнее подтверждается одним докумен­том Троице-Сергиева монастыря. В IV Пахомиевской редакции Жития сообщается, что поставление Никона имело место за 6 месяцев до кончины Сергия.
Если так, то Никон стал игуменом в марте 1392 г., болезнь же Сергия началась еще раньше. В летописи сохранилось свидетельство о длительном недомогании Сергия, случившемся еще в 1375 году. Он тяжко захворал «в великое говЬние» и поправился только «къ Семенову дни», то есть болел с марта по август. Тот же срок болезни повторился в 1392 году.




 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика