Среда, 21.11.2018, 09:34
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Сергий Радонежский ч. 13

Только на сей раз болезнь ока­залась смертельной, и 25 сентября 1392 г. Сергий скончался. Автор краткого летописного некролога, само помещение которого в историческом памятнике показательно, свидетель­ствует, что Сергий «всЬми человЬкы любимъ бысть честнаго ради житиа его».
К сожалению, многие черты характера и поведения Сергия, видные его современникам, оказываются скрытыми для людей последующих поколений. Самым крупным итогом деятельности троицкого игумена было создание и развитие нового для русских земель XIV в. типа монастырей — общежительных, которые в своей повседневной жизни менее зависели от подаяний и вкладов и опирались на собственную хозяйственную деятельность.
Само введе­ние Сергием общежительства в Троицком монастыре было, как теперь выясняется, делом нелегким и довольно поздним. Сергию понадобилась почти четверть века, чтобы убедиться в органических недостатках особножительного устройства и перейти к иной форме мона­стырской организации. В следовании общежительным канонам он не был первым даже в Московском княжестве.
Начало было положено архимандритом московского Высокопетров­ского монастыря Иваном, который, по словам летописи, «бысть пръвыи общему житию началникъ на МосквЬ». Но в отличие от других Сергий твердо и строго следовал в своей обители нормам общежительства, и это в конце концов привело к созданию богатой и про­цветающей монашеской корпорации.
Иван Грозный, выражая представления своего времени, утверждал, что «велицыи све-тилницы, Сергие, и Кирил, и Варлам, Димитрей и Пафнотей, и мнози преподобнии в Рустей земли уставили уставы иноческому житию крепостныя». Введение в монастырях таких «крепких уставов» не было быстрым и повсеместным, как иногда представляется в очерках о Сергии Радонежском, будто бы вызвавшем к жизни громадное число общежительных монастырей.
На самом деле Сергий основал кроме Троицкого еще лишь Благовещенский Киржачский монастырь. Но он участвовал в организации основанных великим князем Дми­трием Ивановичем Успенского Дубенского Стромынского и Симонова монастырей, удель­ным московским князем Владимиром Андреевичем — Высоцкого монастыря близ Серпухо­ва, митрополитом Алексеем — подмосковного Спасо-Андроньева монастыря.
Позднейшие предания приписывают Сергию создание Голутвинского монастыря близ Коломны, Борисо­глебского на р. Устье близ Ростова, Георгиевской пустыни в Гороховце, однако достовер­ность этих преданий не подкрепляется более ранними свидетельствами. С именем Сергия кос­венно связывается строительство Савво-Сторожевского, Воскресенского Обнорского, Павлово-Обнорского, Спасского Нуромского, Авраамиева Чухломского, Предтеченского Железноборовского, Серпуховско-Боровского и Пешношского монастырей, которые были основаны, по свидетельствам агиографических сочинений XVI в., учениками Сергия. Хотя далеко не все эти сочинения исторически точны, сам факт основания учениками Сергия монастырей нового типа не вызывает сомнений.
В свое время В. О. Ключевский старался увидеть за этим ростом монастырей, возведен­ных Сергием и его учениками, тягу к хозяйственному освоению новых, преимущественно заволжских, земель и писал о крупном значении монастырской колонизации. Более деталь­ное рассмотрение материалов показало, что монастыри возникали не в глухих, а в уже довольно обжитых местах. Однако не отмеченным до сих пор оказывается факт основания всех этих монастырей в пределах владений князей московской династии.
Это территория или собственно Московского княжества (Савво-Сторожевский, Серпуховско-Боровский мона­стыри), или присоединенные в 60-х годах XIV в. к Москве территории Дмитрова, Галича, а также входившей в состав великого княжества Владимирского Костромы. Налицо, таким образом, стремление закрепить за Москвой окраинные земли с помощью организуемых там монастырей.
И в этой связи основанный Сергием Троицкий монастырь приобрел значение центра, где воспитывались будущие руководители монастырского общежития.
Думается, не случайно и преобразования внутри Троицкой обители, и строительство новых монастырей во владениях Калитовичей приходятся на то время, когда Сергий стал духовником московского великого князя. Светская власть поддерживала церковную в ряде ее начинаний, регулировала отношения внутри церкви, стремилась использовать ее в своих интересах.
Все это было возможно до известных пределов. В отношениях Сергия с властями предержащими эти пределы обозначаются достаточно четко. Выясняется, что троицкий игумен меньше вмешивался в чисто светские дела, чем ему обычно приписывается. Вместе с тем выявляется и другое: постоянное и твердое отстаивание Сергием целостности церковной организации всех восточнославянских земель, защита единства Русской митрополии.
Важно было сохранить такую структуру православия, которая обеспечивала бы известную степень независимости церкви в тех коллизиях, которые возникали между светскими государями, втя­гивая в свой водоворот христианское население Восточной Европы. Такая позиция Сергия разделялась далеко не всеми русскими церковными иерархами, но и не считаться с нею в XIV в. было нельзя, она делала политику князей по отношению друг к другу и к митрополии более сдержанной и более ответственной.
Редкое сочетание в Сергии Радонежском таких качеств, как знатность происхождения, нестяжательство, исполнение им самим самой черной работы, привлекали к нему людей из разных слоев тогдашнего общества. Но строгое следование его своим принципам, сплачивая вокруг него одних, отталкивало других.
Поэтому восприятие его современниками было, видимо, различным. У Сергия были сложные отношения с великим князем Дмитрием Ивано­вичем, с кандидатом в русские митрополиты Михаилом-Митяем, наверное, с суздальским епископом Дионисием, со многими монахами Троицкого монастыря. Видимо, поэтому напи­сание Жития и причтение Сергия к лику святых произошло спустя несколько десятилетий после его смерти. И по мере того, как рос и ширился Троицкий монастырь, крепла и слава его основателя.
 







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика