Среда, 21.11.2018, 09:34
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Сергий Радонежский ч. 2

Семья Кирилла поселилась близ церкви Рождества Христова, т. е., очевидно, рядом с самим селом Радонежским, центром волости. И не один Кирилл сме­нил место жительства, «с ним и инии мнози преселишася от Ростова... въ РадонЬжь юже даде князь великы сынови своему мЬзиному князю АндрЬю. А наместника постави въ ней Терен-тиа Ртища, и лготу людем многу дарова и ослабу обЬьщася тако же велику дати». Так закан­чивается рассказ о переселении.
«Насилование» над Ростовом Ивана Калиты настало, по словам Епифания, когда была «великая рать татарьскаа, глаголемая Федорчюкова, Туралыкова, егда по ней за год единъ», т. е. через год после того, как Федорчюк, Туралык, Сюга и иные ордынские темники опусто­шили Тверское княжество в конце 1327 — начале 1328 г., подавляя антиордынское восста­ние. Следовательно, семья ростовского боярина Кирилла переселилась в Радонеж не ранее 1329 года. Дату можно уточнить.
Отъезд Кирилла вместе со всей семьей из Ростова Епифаний ставит в связь с получением Иваном Калитой великого княжения Владимирского, ханский ярлык на управление которым выдавался тогда различным русским князьям, чаще других — московским.
В 1328 г. под управление Калиты перешла половина великого княжества Владимирского, а в 1332 г. — все великое княжение. До 1331 г., когда в Ростове правили два князя, Федор и Константин, Ростов должен был иметь двух княжеских наместников, представлявших интересы обоих братьев. Епифаний же пишет только об одном ростовском «епархе» Аверкии, что могло быть лишь после смерти князя Федора Васильевича, т. е. в 1331 г. или позже.
Поскольку после Федора правителем Ростова стал Константин, надо полагать, что Аверкий был намест­ником именно Константина, пытавшегося назначением Аверкия закрепить владения брата за собой. Этому и воспротивился Иван Калита, который как великий князь Владимирский имел право на выморочные земли.
Наиболее вероятное время для акции московского князя — 1332 г., когда Калита получил в Орде остальную часть Владимирского великого княжения. Следует обратить внимание еще на одну деталь. Епифаний пишет, что одной из причин ухода Кирилла в Радонеж были «глады хлЬбъные». За время правления Ивана Калиты летописи лишь единственный раз упоминают о голоде — и это тоже 1332 год.
Переход известного ростовского боярина под покровительство московского князя объясняется общей нестабиль­ной обстановкой в Ростовском княжестве и ориентацией части его боярства не на местных правителей, а на Москву.
Итак, 10 лет от роду Варфоломей оказался в московских пределах. Вместе с его семьей в Радонеже поселились их ростовские родственники: Дюдень, зять «его», и Анисим, дядя «его». Следовательно, у Сергия, кроме братьев, была еще сестра, а у отца или матери — брат.
Об этом дяде Сергия Анисиме Епифаний Премудрый вспоминает еще раз, рассказывая о первых монахах Троицкой обители. Анисим был дьяконом, дьяконом стал и его сын Елисей. Епифаний знает и других лиц — выходцев из тех семей, что пришли в Радонеж вместе с Кириллом, и эти сведения подтверждаются.
Упоминая людей, поки­нувших вместе с семьей Кирилла Ростовское княжество, Епифаний дает понять, что он не только собирал сведения о Сергии у его родственни­ков и знакомых, но и интересовался судьбой самих этих людей. Замечания о них Епифания, когда они поддают­ся проверке по другим источникам, оказываются в большинстве точными.
Из епифаниевского Жития, кажется, можно извлечь один бесспор­ный факт: среди переселившихся вме­сте с семьей Сергия в Радонеж род­ственников и близких были люди, посвятившие себя служению церкви и способные возбудить у мальчика силь­ное религиозное чувство.
Мало того, и родители Варфоломея Кирилл и Мария под старость ушли в мона­стырь. Варфоломей остался один. Его братья, Стефан и Петр, женились, у них появились свои семьи. Варфоло­мей же даже речи не вел о браке. Про­жив в родительском доме до 20 лет, он решил принять постриг. К тому вре­мени чернецом стал его старший брат Стефан. Жена его умерла, оставив ему двух сыновей, Климента и Ивана. Видимо, под влиянием этой утраты Стефан постригся в хотьковский Покровский монастырь.
Решив стать монахом, Варфоло­мей передал свою долю наследства брату Петру, отправился к Стефану и вместе с ним стал искать место, при­годное для строительства монастыря.
Братья  нашли  «едино  место...  вь чащах леса», где была вода, и присту­пили к возведению «пустыни». Сначала они поставили «одрину и хизину», т. е. нечто вроде сарая и летнего домика, а затем «кЬлию едину създаста», ч. е. срубили обычную избу, после же возвели и небольшую церковь. «ПриЬхаша из града» (так обезличенно называет Епифа­ний Москву) священники от митрополита Феогноста и освятили церковь «въ имя святыа Троица».
Поскольку это произошло при митрополите Феогносте и, по словам Епифания, в правление великого князя Симеона Ивановича, «въ начяло княжениа его», причем Варфоло­мей постригся в возрасте «боле двадесяти лет», основание Троицкого монастыря следует относить ко времени не ранее 1342 г. (Симеон получил в Орде ярлык на Владимирское вели­кое княжение в 1340 г. и правил до своей смерти в 1353 г.).







 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика