Понедельник, 24.09.2018, 21:16
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Сергий Радонежский ч. 3

После освящения церкви братья какое-то время жили в новой обители вместе. Но затем Стефан перебрался в Москву и «вселися в монастырь святого Богоявлениа», монахом которо­го в то время был будущий митрополит Алексей. С ним Стефану пришлось вместе петь на кли­росе. Обаяние личности Стефана было, согласно Житию, столь велико, что митрополит Феогност назначил его игуменом Богоявленского монастыря, а великий князь Симеон Иванович, тысяцкий Василий, брат его Федор и «прочий бояре стареиши» выбрали Стефана своим духовником.
Однако сведения, которые сообщает Епифаний о пребывании Стефана в Моск­ве, не подтверждаются другими источниками. В частности, что касается духовничества Сте­фана, то сообщение Епифания о выборе его великим князем Симеоном в свои духовные отцы ставится под сомнение завещанием Симеона15. Впрочем, и описание монашеской жизни само­го Сергия, особенно ее начального периода, не отличается у Епифания большой ясностью.
Из его рассказа следует, что после ухода Стефана Варфоломей остался в Троицком монастыре один. Иноческую схиму он еще не принял. Постриг Варфоломея игумен Митро-фан — вероятно, настоятель Хотьковского монастыря. Это произошло 7 октября 1342 г. на память мучеников Сергия и Вакха.
Нареченному Сергием монаху тогда было «боле двадесяти лет видимою верстою», строго говоря — 20 лет и 5 месяцев. Обряд пострижения произво­дился в основанной Стефаном и Варфоломеем церкви, в присутствии народа. Последнее сообщение Епифания расходится с его же собственными замечаниями о глухом и пустом месте, где был основан Троицкий монастырь.
Монашеская жизнь Сергия протекала уединенно. Епифаний отмечает, что в монастырь никто не приходил и Сергий «вкушал сладость безмолвия» в течение примерно двух лет. Но постепенно к нему стали сходиться чернецы. «От верх Дубны» в Троицкий монастырь при­шел Василий Сухой. Дубна, правый приток Волги, протекала в переяславских землях, являв­шихся частью территории великого княжества Владимирского.
Таким образом, в Радонеж шли люди не только из Ростовского княжества, но и из великого Владимирского. За Васи­лием Сухим пришел Яков Якут, а третьим стал дядя Сергия дьякон Анисим. Постепенно число монахов достигло 12. Каждый жил в особой келье. Церковные службы отправлялись призываемыми со стороны священником и игуменом. Последний, по-видимому, считался и настоятелем Троицкого монастыря. Им был совершивший обряд пострижения Сергия Митрофан.
Когда Митрофан умер, среди монастырской братии возникли споры, кому возглавить монастырь. Все предлагали Сергия, но он категорически отказывался, заявляя, что желание игуменства «корень есть санолюбиа». Братии стоило больших усилий уговорить Сергия при­нять начальство над монастырем.
В конце концов Сергий решился. Поставление в игумены требовало санкции высшей церковной власти. Поскольку, как сообщает Епифаний, митро­полита в то время на Руси не было (кандидат в митрополиты Алексей отправился в Констан­тинополь), Сергий должен был обратиться к пребывавшему в Переяславле-Залесском волынскому епископу Афанасию. «Распытав» Сергия, Афанасий убедился, что претендент в игумены — человек достойный, в один день поставил его в иподьяконы, затем в дьяконы, а на утро следующего дня — в иереи. Получив право отправлять церковные службы, Сергий возглавил монастырь.
Поставление Сергия в игумены датируется довольно точно. Оно падает на время, когда глава русской церкви Алексей пребывал «вь ЦариградЬ», «въ градЬ же Переяславли повелЬ быти вЬ свое мЬсто епископу Афонасию Велынскому». Алексей ездил в Константинополь дважды. Первый раз летом 1353 г. и был там до осени 1354 г., второй — осенью 1355 г. и до весны 1356 года. Очевидно, что Афанасий замещал Алексея во время первой поездки.
Смерть игумена Митрофана, возглавлявшего братию Троицкого монастыря, следует связы­вать с моровым поветрием, свирепствовавшим в Московском княжестве в первой полови­не 1353 г. и унесшим жизни митрополита Феогноста, великого князя Симеона Ивановича, его брата Андрея. Поэтому поставление в игумены Сергия надо относить к лету-осени 1353 года.
Первые годы игуменства Сергия не богаты событиями. Епифаний рассказывает о при­ходе в Троицкий монастырь смоленского архимандрита Симона, о возвращении туда из Москвы Сергиева брата Стефана, приведшего с собой своего младшего сына Ивана, о посте­пенном заселении земель вокруг монастыря, распространявшейся среди окрестных жителей славе Сергия.
За единственным исключением, все эти факты не имеют у Епифания хроноло­гических опор, как и упоминаемый ранее, до сообщения о пострижении Сергия, т. е. до 1353 г., эпизод о появлении в монастыре «бесов», «въ одежах и въ шапках литовьскых островръ-хых». Тем не менее приурочить эти события к определенным годам все-таки можно.
Приход к Сергию архимандрита Симона — факт не совсем обычный. Почему принесший с собой «имЬние» Симон, явно занимавший высокое положение в смоленской церковной иерархии20, не захотел оставаться в Смоленске, а предпочел скромный подмосковный мона­стырь? Летопись сообщает, что летом 1356 г. литовцы захватили смоленский город Ржеву, а осенью того же года литовский великий князь Ольгерд «воевалъ... Брянескъ и Смоленескъ», в 1359 г. захватил смоленские города Мстиславль и Ржеву, через 6 лет «осень всю стоялъ у Смоленска ратию и много зла сътворивъ и волю свою возма, поиде въсвояси».




 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика