Пятница, 27.04.2018, 01:19
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Под знаменами Москвы

Последняя феодальная война - 4
В такой ситуации переговоры в Коростыни не могли долго тянуться. Новгородская делегация во главе с архиепископом «начата преже бити челом князем, боляром и воеводам… чтобы печаловались братии великого князя, а они бы печаловалися брату своему, великому князю…». Допущенные в результате этого многоступенчатого «печалования» «на очи» великого князя, новгородские делегаты «начата бити челом о своем преступлении, и что руку подняли противу его». Налицо, таким образом, полная капитуляция — сдача на волю победителя. В подтверждение своего челобитья новгородцы обещали выкуп в 16 тыс. рублей — вдвое больше того, который они дали пятнадцать лет назад в Яжелбицах. Великий князь, по рассказу Московской летописи, показал свое «милосердие»: он «повеле престати жещи и пленити и плен… отпустити». Две недели стоял великий князь «на едином месте… а управлял новгородец», и наконец 11 августа «даст им мир… как сам восхоте, а псковичам докончание взял с новгородцы… как псковичи хотели». «Почтив» нареченного владыку Феофила и отпустив его в Новгород, великий князь тут же послал в Новгород боярина Федора Давыдовича Хромого «привести Новгород Великий к целованию от мала же и до велика, сребро на них имати». Война закончилась.
 
Рассматривая кампанию 1471 г. с чисто военной точки зрения, нельзя не отметить три наиболее характерные черты операций московских войск.
 
Первая черта — тщательная предварительная подготовка. Стратегический план кампании был выработан заранее; его основной замысел — быстрый одновременный удар по нескольким операционным направлениям на широком фронте от Приильменья до Северной Двины. Согласно этому замыслу, Новгородская республика должна была быть сразу атакована со всех четырех сторон (причем с запада — псковскими силами). Современники отметили эту черту московского плана. В Ермолинской летописи сообщается, что великий князь «поиде к Новуграду Великому со вси страны» (разрядка моя. — Ю. А.). Маршруты московских войск были намечены заранее, а график их движения (до соприкосновения с противником) был рассчитан буквально по дням. Распределение войск по отрядам соответствовало этому замыслу: они были разделены на несколько самостоятельных колонн.
 
Вторая черта — организация главного командования. Следуя в средней колонне, великий князь непрерывно поддерживает связь с другими колоннами, получает от них донесения и отдает директивы, намечающие общие задачи. В рамках этих директив начальники колонны самостоятельно принимают оперативно-тактические решения. Войска удельных князей подчиняются московским воеводам.
 
Третья черта — в самом характере боевых действий. Главное внимание обращается на обеспечение основной стратегической цели: разгром живой силы противника и скорейший выход к его жизненно важным центрам. Осаде крепостей (Демон, Порхов) уделялось незначительное внимание, для действий против них назначались второстепенные силы. Главное командование стремится к достижению оперативного взаимодействия между колоннами (движение князя Холмского для помощи псковичам). Разделение войск на отдельно действующие отряды имело, разумеется, и свою оборотную сторону — оно подвергало опасности поражения по частям. Описывая Шелонскую битву, Ермолинская летопись подчеркивает: «Москвич мало вельми, понеже бо не единим местом князя великого рать пошла, но многими дорогами». Идя на такой риск, московское командование рассчитывало, очевидно, на высокие боевые качества своих войск и быстроту действий, придавало большое значение организации связи и управления.
 
Все это в совокупности производит впечатление очень хорошей, тщательно отработанной военной организации во главе с квалифицированным главным командованием, не только обеспечившим всестороннюю подготовку к кампании, но и в ходе ее держащим в руках все нити управления войсками, быстро и целеустремленно принимающим важнейшие решения. Опыт Казанских походов 1467—1469 гг. не прошел даром. В кампании 1471 г. воеводам великого князя удалось достигнуть гораздо большей согласованности в действиях войск, гораздо большей стройности и эффективности в руководстве операциями. По сравнению с предыдущими походами на Новгород (например, в 1456 г.) кампания 1471 г. — качественно новое явление. В ней четко проявилась та военная организация в масштабах государства (а не княжества), первые элементы которой мы наблюдали в Казанских походах. Тщательное и точное фиксирование всего хода боевых действий, всех распоряжений великого князя и поступающих к нему донесений наводит на мысль о наличии своего рода военно-походной канцелярии главного командования, ведущей дневник боевых действий и распоряжений. С этим явлением мы также встречаемся впервые. Перед нами, по-видимому зародыш будущего Разрядного приказа — центрального военного ведомства Русского государства.
 
Основу войск, двинутых против Новгорода, составляла конница. Это отвечало замыслу стратегического плана — добиться быстрого и сокрушительного разгрома противника. Следует отметить высокий темп движения войск великого князя на протяжении всей кампании. Именно это обеспечивало им возможность быстрого выхода на дальние подступы к Новгороду, а в ходе боевых действий (в боях колонны князя Холмского) возможность уничтожать крупные силы противника по частям. Основу сил, действовавших на северном (двинском) стратегическом направлении составила пехота — судовая рать из местного ополчения. При осаде некоторых крепостей применялась артиллерия.
 
Говоря о боевых действиях псковичей, следует отметить более низкий (по сравнению с уровнем великокняжеских войск) уровень их военной организации, соответствующий привычным, укоренившимся традициям удельных времен. Псковское войско движется медленно, проявляет склонность к стоянию под крепостями (Вышгород и Порхов). Только прямые директивы главного командования заставляют псковичей, не отвлекаясь, двигаться к основной цели кампании. В удельных традициях выдержаны и действия псковских «охочих людей», оказавшиеся на этот раз малоуспешными.
 
Стратегический план Москвы и его реализация отвечали основной военно-политической цели разгромить боярский Новгород в кратчайший срок, до того, как смогут выступить Литва, Орден и Орда. Эта цель была полностью достигнута. Ее правильная постановка и умелое руководство войсками делают кампанию 1471 г. одним из высоких образцов стратегического искусства феодальной Руси. Особенно следует отметить решение великого князя повернуть рать Холмского на северо-западное направление, отказавшись от осады Демона крупными силами. В этой директиве проявилась далеко не частая в средневековье (да и в последующее время) способность отчетливо видеть главную цель, не отвлекаясь на мелочи, и подлинная стратегическая интуиция — драгоценнейший дар главнокомандующего.
 
Что касается Новгорода, то, по имеющимся скудным и достаточно односторонним источникам, можно судить о большой энергии, проявленной феодальной республикой для своей защиты. По-видимому, новгородскому правительству удалось провести крупную мобилизацию своих наличных сил: только в боях с войсками князя Холмского участвовали три новгородские «рати». Значительные силы были двинуты против псковичей и для защиты Заволочья (кроме местного ополчения в состав двинской рати входили, по словам устюжского летописца, новгородские добровольцы — «шильники»). Свои основные силы новгородцы сосредоточили для обороны дальних подступов к городу, рассчитывая, по-видимому, нанести поражение отдельным колоннам московских войск. Однако в целом военные мероприятия Новгорода оказались неэффективными. Количественно крупные силы, поднятые по мобилизации, проявили низкие боевые качества. Сказались поспешность и насильственность мобилизации, низкое качество вооружения, отсутствие боевого опыта и боевой подготовки ратников. Новгородцам не удалось создать настоящего главного командования для руководства своими отрядами (вступавшими в бой по частям, несогласованно). На поле боя тактическое руководство, по-видимому, фактически отсутствовало — каждый действовал на свой страх и риск, как это было принято в прежних войнах. Хотя главная причина низкой боеспособности новгородских войск — отсутствие боевого воодушевления, нежелание массы новгородцев сражаться за интересы боярской олигархии и польского короля — коренится в социально-политических условиях умирающей феодальной республики, нельзя не отметить, что в чисто военном отношении новгородцы оказались консервативными, действовали на уровне старинных образцов и отживающих удельных традиций. Сильная феодальная конница — основной род войск москвичей — у Новгорода почти отсутствовала: сказалась характерная особенность архаической вечевой республики, не знавшей развитого феодального вассалитета.
 
Итак, одна из существенных причин быстрой, сокрушительной победы Москвы над Новгородом в этой последней на Руси феодальной войне — качественное, принципиальное превосходство военной организации складывающегося централизованного государства над отжившей свой век военной организацией периода феодальной раздробленности. Дело не только в том, что московские воеводы обладали большим боевым опытом и, по-видимому, выдающимися военными и организаторскими способностями. Дело прежде всего в том, что они воплощали качественно новую ступень развития феодального общества, его политической идеологии, организации и военного искусства.
 
Однако, при всем значении военного превосходства Москвы, ярко проявившегося в ходе войны 1471 г., было бы неверным сводить причины быстрого разгрома огромной феодальной республики только к чисто военному фактору. Эти причины носят более глубокий и органический характер.
 
Первая и наиболее существенная из них коренится в самих особенностях социально-политического строя Господина Великого Новгорода. В нем сохранялись в пережиточном виде некоторые черты раннефеодальной общественной структуры — политическое господство вечевой городской общины над огромной территорией, выродившееся ко второй половине XV в. в эгоистическую диктатуру боярской олигархии. Отсюда глубокие социально-политические противоречия, во-первых, между «старшим» городом и его пригородами и волостями, во-вторых, внутри самой городской общины между боярскими династиями, держащими в своих руках всю политическую власть и экономическое могущество республики, и массой рядовых новгородцев — мелких и мельчайших землевладельцев и ремесленников. Господство феодальной аристократии, основанное на огромных земельных богатствах и экспортной промысловой торговле, пришло в полное противоречие с интересами основной массы населения республики. Социальная опора боярской олигархии оказалась непрочной — в этом главная причина ее быстрого краха.

 

 

Категория: Под знаменами Москвы | Добавил: defaultNick (05.11.2011)
Просмотров: 1239 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика