Суббота, 31.10.2020, 21:58
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Россия на рубеже XV-XVI вв. ч. 1

Странная война - 6
Ливонская политика Ивана III существенно отличалась от ганзейской. Иван III последовательно придерживался курса на укрепление мирных отношений с Ливонией. С этой целью 28 апреля 1495 г. в Венден (Цесис) прибыло русское посольство. Впрочем, «у страха глаза велики». В ливонских правящих сферах под влиянием успехов русского оружия усиленно муссировались слухи о возможности вторжения в Ливонию. Некий Иоганн фон Ункель писал 29 мая 1494 г. в Ревель, что, по словам епископа и новгородского наместника, Иван III готовится напасть на Ливонию и поручил греку Мануилу (Ралеву) вербовать кораблестроителей. Вряд ли речь шла о подготовке нападения на Ливонию, но вот к войне со Швецией Россия действительно готовилась. К этому времени относятся первые попытки создать флот на Балтике. Летом 1494 г. под Выборгом захвачено было русское судно, хорошо приспособленное к плаванию вдоль берегов Балтийского моря.
Еще по Ореховецкому договору 1323 г. Новгород уступил Швеции три погоста — Яскы (Яскис), Огреба (Эйрепя) и Севилакша (Саволакс). Теперь же Иван III решил их вернуть. Обстановка ему благоприятствовала, ибо как раз в то время назревало открытое столкновение датского короля Иоганна со шведским правителем Стеном Стуре. Возможно, летом 1495 г. Иоганн дал русским послам обещание поддержать их территориальные претензии. В июне 1495 г. в Карелии появился с чисто разведывательной целью сравнительно небольшой (человек 400) отряд русских войск. В августе под Выборг направлены были уже более крупные соединения под командованием кн. Д. В. Щени, новгородского наместника Якова Захарьича и псковского князя В. Ф. Шуйского. 8 сентября началась осада города, безрезультатно продолжавшаяся три месяца. Но даже противники осаждавших писали, что они под Выборгом «показали свою мощь», имея в виду успешные действия русской артиллерии. 25 декабря войска вернулись.
Поход вызвал тревогу при дворе Стена Стуре. Готовя новую экспедицию против Швеции, Иван III 20 октября 1495 г. вместе с Дмитрием-внуком и сыном Юрием выехал в Новгород под предлогом «посмотрити свояя отчины». Софья Палеолог с княжичем Василием были оставлены в Москве. 17 ноября Иван III прибыл в Новгород, а 17 января 1496 г. в южную часть Финляндии отправилась рать кн. В. И. Патрикеева и А. Ф. Челяднина. По словам летописца, «сиа зима велми люта бысть. Мразы быша велицы и снегы, а на весне… поводь зело велика бысть». И все же воеводам удалось сначала уничтожить небольшой шведский отряд под Нишлотом, затем выйти на побережье Ботнического залива и сжечь Тавастгусту. 24 февраля двинулось в поход огромное войско (40 тыс. человек) Стена Стуре. Но В. И. Патрикеев и А. Ф. Челяднин уклонились от решительной битвы и 6 марта с большим полоном вернулись, «землю Неметцкую сотвориша пусту». 20 марта Иван III выехал из Новгорода в Москву.
Следующее вторжение в «Каянскую землю» произошло весной 1496 г. Рать князей И. Ф. и П. Ф. Ушатых отправилась морем из устья Северной Двины. Обогнув Мурманский Нос, она вступила в Лапландию и двинулась в глубь Северной и Центральной Финляндии. Опустошающие военные действия происходили в районе «девяти рек». Местное финское население, жившее по берегам реки Лиминги, било челом «за великого князя». В октябре воеводы вернулись в пределы Русского государства. По Вологодско-Пермской летописи, 24 апреля 1496 г. послан был осаждать Выборг В. И. Патрикеев. Несмотря на значительные военные успехи, все эти рейды не принесли решающих побед, а закрепить их результаты не удалось. Шведы попытались ответить контрударом. 19 августа 1496 г. они появились «из-за моря» на 70 кораблях под Ивангородом и начали осаду. После бегства воеводы кн. Юрия Бабича крепость была взята, разграблена и сожжена. Однако уже 1 сентября к Гдову двинулись псковские войска, и шведы сочли за лучшее спешно покинуть развалины крепости. Прошло всего 12 недель, и бастионы Ивангорода были восстановлены.
Однако шведам было не до войны с Россией: назревал вооруженный конфликт с Данией. Союз же Иоганна с Россией был серьезным фактором, влиявшим на политику Стена Стуре. Датский посол Давыд Кокен вместе с русским уполномоченным подьячим Григорием Истомой отправились ко двору Иоганна (вскоре после Рождества 1496 г.). Рассказ о плавании Истомы вокруг Скандинавии сохранил С. Герберштейн. Швеция спешила заключить мир. В феврале 1497 г. на р. Нарове, у Ивангорода, должен был произойти «съезд» шведских и псковских представителей, но он не состоялся. Перемирие (сроком на шесть лет) было заключено в Новгороде в марте. Передышка нужна была обеим сторонам. Иван III начал подготовку к борьбе с Литвой. К тому же осложнилось и его внутриполитическое положение. Стен Стуре должен был готовиться к войне с Данией. Впрочем, Стуре был разбит, а Иоганн в ноябре 1497 г. был коронован в Стокгольме. Победа Иоганна превращала Швецию из противника России в ее союзника.
Беспокойно было на юго-восточных рубежах России. В 80-90-х годах не прекращались раздоры среди казанской знати. Часть влиятельных князей (в их числе Калимет) хотела вступить в соглашение с тюменским (шибанским) ханом Мамуком, чтобы свергнуть с престола Мухаммед-Эмина. В мае 1496 г. пришла весть, что Мамук «со многою силою» выступил к Казани. Ему навстречу Иван III направил рать во главе с кн. С. И. Ряполовским. Это произвело отрезвляющее действие: Мамук, «слышав силу великого князя в Казани многу», не решился продолжать движение. Но как только в начале сентября Мухаммед-Эмин отпустил русских воевод, Мамук снова «прииде ратью под Казань со многою силою ногайскую и с князи казаньскыми» и царь, опасавшийся измены своих князей, «выбежа из Казани сам и с царицею и с остаточными князи своими».
В ноябре он прибыл в Москву. Это, конечно, внесло некоторые изменения в планы Ивана III. «Убавив свейских воевод», весной 1497 г., когда вопрос о перемирии со Швецией был решен, он послал к Казани войска кн. Семена Даниловича Холмского и Федора Ивановича Палецкого. Дело кончилось тем, что Мамук бежал из Казани (вскоре он умер), а на казанском престоле посадили не Мухаммед-Эмина, потерявшего доверие местной знати, а его младшего брата Абдул-Летифа. За верную службу русскому государю Мухаммед-Эмин получил в «кормление» Серпухов, Каширу и Хотунь. Для Ивана III он оставался «запасной картой» в его казанских планах. Казанский вопрос был на время решен. Дальнейшая реализация внешнеполитической программы Ивана III была задержана обострением борьбы за власть при его дворе.
Категория: Россия на рубеже XV-XVI вв. ч. 1 | Добавил: defaultNick (03.11.2012)
Просмотров: 1262 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика