Воскресенье, 25.10.2020, 07:14
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Россия на рубеже XV-XVI вв. ч. 2

Падение князей Патрикеевых и Ряполовского - 6
Вопрос об участии В. И. Патрикеева в решении поземельных споров представляется очень сложным. Правые грамоты, упоминающие «князя Василия Ивановича», не имеют точной датировки. В то время жили три князя Василия Ивановича, которым могла принадлежать высшая судебная санкция. Это — сын Ивана III, В. И. Патрикеев и В. И. Голенин (последний разбирал поземельные споры главным образом в начале XVI в.). Поэтому придется разобрать все акты, имеющие отношение к их деятельности. «По грамоте княж Васильева Ивановичя» один суд по земельным делам московской митрополии вершил С. Д. Кроткого. Речь здесь идет о сыне Ивана III, «ибо судья рекся доложити государя великого князя… и перед князем Василием Ивановичем судья Семен Данилов список положил». Вторая подпись на грамоте сделана великим князем Дмитрием в марте 1498 г. Грамота 1495–1499 г. суда кн. Василия Ивановича также имеет в виду, очевидно, сына Ивана III, а не В. И. Патрикеева, ибо у него на суде были бояре кн. Иван Юрьевич (Патрикеев) и Юрий Захарьич: отец не мог быть «судным мужем» на процессе, разбиравшемся его сыном.
В архиве Троице-Сергиева монастыря встречаются акты с прямой ссылкой на В. И. Голенина. Так, в меновной от декабря 1499 г. на земли Московского уезда упоминается «писец великого князя князь Василий Ивановичь». В. И. Голенин проводил описание московских земель как раз в этом году. В судном списке 1499–1502 гг. называется судья «писец князь Василий Ивановичь Голенин». Грамота докладывалась великому князю «всеа Русии» Василию Ивановичу. В. И. Голенин назван и в актах 1503–1504 гг. В одном подтверждении акта И. А. Голубцов отождествил судью «князя Василия Ивановича» с В. И. Голениным, исходя из того, что акт относился к Переславскому уезду, где в 1504 г. Голенин был писцом. Но в 1504 г. уже не было в живых Ф. Курицына, который вместе с кн. Василием Ивановичем подписал подтверждение. С. М. Каштанов убедительно доказал, что речь должна идти о княжиче Василии.
Целую группу грамот, датированных 1495–1499 гг., И. А. Голубцов связал с В. И. Патрикеевым. Однако определенных данных для этого нет: речь может идти и о сыне Ивана III (например, в грамоте от апреля 1496 г. о размежевании ярославских земель, явно выданной будущим Василием III). Три ярославские грамоты около 1495–1497 гг. непосредственно связываются с ним. Так, в двух из них прямо говорится, что «судья рече доложити государя великого князя», а далее речь идет о кн. Василии Ивановиче. Великим князем мог быть назван только княжич Василий. Кн. Василия Ивановича, руководившего отводом на Белоозере в 1492 г., И. А. Голубцов отождествляет с Голениным, составлявшим там писцовые книги. Однако С. М. Каштанов установил, что и в данном случае речь идет о княжиче Василии. Нет достаточных оснований связывать с Патрикеевым и грамоту 1497–1498 гг. на суздальские земли. Итак, можно с уверенностью сказать, что в решении поземельных споров В. И. Патрикеев, как и С. И. Ряполовский, в 1495–1498 гг. участия не принимал. Эти молодые и энергичные деятели проводили тогда большую часть времени в походах, посольствах, при дворе, а не занимались разбором поземельных кляуз.
Данные о судопроизводственной деятельности И. Ю. Патрикеева, московского наместника, многочисленны. Атмосфера секуляризационных мероприятий Ивана III, бесспорная причастность к ним И. Ю. Патрикеева подкрепляют гипотезу о близости к кругу Дмитрия-внука Патрикеевых и Ф. Курицына, являвшегося одним из вдохновителей великокняжеской политики в 90-е годы XV в.
Есть еще одна нить, позволяющая распутать сложный клубок окружения Патрикеевых. В одном летописце помещены лаконичные сведения о том, что в Кирилловом монастыре «постригся Майков друг Иван Гаврилов сын Заболотскаго» и что в 1502–1503 гг. «Нилов брат Андрей преставися». Так как фамилия Нила Сорского была Майков («Нил пореклу Майков»), а известного дьяка Ивана III — Майка звали именно Андреем, то исследователи делают естественный вывод, что Нил был братом Андрея Майкова («родом от великого града Москвы скорописец, рекше подъячий»). Андрей Федорович Майко — один из старейших государевых деятелей при дворе Ивана III. Он начал карьеру в качестве дьяка в последние годы правления Василия Темного и некоторое время находился в окружении его вдовы княгини Марии. В поземельных делах редко принимал участие, зато принадлежал к наиболее видным дьякам Боярской думы. Вместе с Ф. Курицыным участвовал в литовских переговорах 1494 г., ездил с миссией в Литву в 1495 г. и занимался решением литовских дел вплоть до 1501 г. В 1497 г., решившись посмертно восстановить добрую память кн. Андрея Васильевича, Иван III послал к митрополиту как своих доверенных лиц боярина Дмитрия Владимировича и Андрея Майка.
Категория: Россия на рубеже XV-XVI вв. ч. 2 | Добавил: defaultNick (03.11.2012)
Просмотров: 1140 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика