Воскресенье, 25.10.2020, 07:03
История Московского княжества
в лицах и биографиях
Меню сайта
Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Русская княжна на византийском троне

Ч. 6
Палеолога на царство, по случаю заключения им второго брака с латинской принцессой Софьей Монферратской. Однако это не исключает возможности того, что в 1414 г. Иоанн и Анна были тоже коронованы, но не патриархом по праздничной форме (ибо о двойном помазании и коронации патриархом в поздневизантийское время сведений нет), а самим императором Мануилом (без патриарха), с возложением пилоса (головного убора, украшен­ного драгоценными камнями), т.е. так же, как был в первый раз коронован сам Мануил, а еще раньше — Иоанн VI Кантакузин (1341 г.) и его сын Матфей Кантакузин (1353 г.).
 
Как отмечает Оболенский, первая церемония была в сущности провозглашением и ин­веститурой императора («анагоревсис», или «анарресис»), в то время как вторая, которая часто имела место несколькими месяцами или годами позднее и называлась «степсис», была торжественной и священной церемонией коронации.
 
С конституционной точки зрения провозг­лашение — «анагоревсис» — было вполне достаточным, чтобы сделать человека императором или «соимператором»; церемониальное же коронование — «степсис» ранее провозглашенного лица «стеммой» просто дает ему церковную санкцию, так сказать, «ставит на нем священное клеймо».
 
Возможно, что проходившее в спешке предполагаемое первое венчание и коронова­ние Иоанна VIII Палеолога и Анны Васильевны было обставлено с гораздо меньшей пышно­стью, чем второе, и поэтому не привлекло к себе внимания хронистов.
 
Как бы то ни было, все сказанное дает право утверждать, что причастность русской княжны к византийскому трону в качестве императрицы весьма вероятна. Анна Васильевна не только провела ряд лет при визайнтийском дворе, но и была хозяйкой священного Влахернского дворца.
 
Как складывались ее отношения с царственным супругом и с византийским двором, сказать трудно при полном отсутствии источников на сей счет. Думается, тем не менее, что Анна Васильевна оставила по себе добрую память среди византийцев.
 
По крайней мере, слова Дуки о «великой скорби», а также утешительная речь о ней, обращенная к им­ператору и произнесенная в присутствии патриарха и высших сановников видным византийс­ким писателем и философом Иосифом Вриеннием, вероятно, не обычная для византийцев дань риторике.
 
Уважительное и, я бы сказал, любовное отношение к русской принцессе, которое «сквозит» в этих словах, контрастирует, например, со скептическим отношением византийцев к преемнице Анны, второй жене Иоанна, к «латинянке» Софье Монферратской, о которой тот же Дука не нашел сказать ничего лучшего, кроме «спереди пост, сзади пасха».
 
 
Категория: Русская княжна на византийском троне | Добавил: defaultNick (12.10.2011)
Просмотров: 1297 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика